Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Истории о героях

По традиции, главные герои нашего майского номера – воины Великой Отечественной. Герои во всех смыслах слова. Люди, которым все мы обязаны Победой, миром, жизнью. О своих родных, сражавшихся на фронте, об акциях и памятных мероприятиях к очередной годовщине Великой Победы на страницах газеты рассказывают сотрудники предприятий Атомэнергомаша. Редакция «Вестника АЭМ» поздравляет читателей с праздником 9 мая. Низкий поклон нашим ветеранам-победителям! Вечная память тем из них, кто не дожил до сегодняшнего дня.

Сдаваться нельзя

Вера Стасюк, техник по метрологии, Атоммаш:

ревин николай иванович.jpg- Моего отца Николая Ивановича Ревина призвали в армию за месяц с небольшим до начала войны - 15 мая 1941 года. Он был направлен в школу связи ВМФ, выучился на радиотелеграфиста. В августе 42-го отец попал в 473-й отдельный артиллерийский батальон береговой обороны. Он не любил рассказывать о войне. Тем более памятны те немногочисленные фронтовые истории, которые я от него слышала. Особенно – одна из них.

На Ладожском озере есть остров под названием Сухо. По легенде, царь Петр I, прокладывая морской путь, ткнул пальцем в карту и сказал: «Здесь должно быть сухо». И по его приказу сделали насыпной остров. Во время Великой Отечественной войны наши солдаты охраняли здесь знаменитую Дорогу жизни – единственную транспортную магистраль через Ладожское озеро, по которой в блокадный Ленинград жизненно важные грузы. И вот матроса Ревина с несколькими десятками таких же молодых ребят направили на защиту острова Сухо. Они заняли  круговую оборону. Отец рассказывал, что сначала немцы вели обстрел острова с катеров, а потом пошёл десант. Было жутко смотреть на лавину немецких солдат в чёрной форме, вооружённых автоматами. У наших же бойцов были только винтовки. Несколько солдат не выдержали - бросили винтовки  и укрылись в центре острова. И снаряд угодил прямо в то место, где они прятались. А те моряки, что не струсили и приняли бой, остались живы. Вскоре подошли наши корабли, и остров смогли отстоять.  И тогда отец понял: как бы ни было трудно, сдаваться нельзя. Этого принципа он старался придерживаться всю свою жизнь. Демобилизовался Николай Иванович старшим матросом 27 марта 1947 года. Работал учителем  истории, прожил долгую жизнь.

Моя внучка Александра была дружна с прадедушкой и написала стихотворение в память о нём. 

Александра Стасюк, ученица 5-го класса

IMG_20180425_220824_415.jpg

ПИСЬМО ДЕДУШКЕ

Ну, здравствуй, Дед!
Точнее Прадед…
Пишу тебе спустя 7 лет, как ты ушел…
Ушел в последний бой  дорогой вечной…
но уже не фронтовой…

Сейчас весна. Цветут сады…
(Конечно же, об этом знаешь Ты)
И оживает вновь природа…
А скоро май… . Наденут деды пиджаки…
Планета празднует парад свободы!

Колонной дружною пойдет народ
Во славу всех героев фронтовых,
И обязательно «Катюшу» запоет,
И марш славянки под оркестр духовых.

И обязательно, невидимый отряд –
Бессмертный полк за ними следом в ногу!
С небес придет отпраздновать парад!
Всего лишь на день… И обратно к Богу…

Я знаю, что в невидимом полку
И Ты, мой Дедушка, шагаешь в ногу бодро!
Тебя, конечно же, я в нем не отыщу,
Но твой портрет нести я буду гордо!

Про подвиг твой немного я сказать хочу,
Ведь он уже описан в книжке…
Тогда ж ты был еще почти мальчишка…
«Дорогу жизни» - водный путь обязан был сберечь…
О том и речь…

Совсем ведь молодой!… Так далеко от дома!…
Ну как же страшно было!…
И бомбы... как раскаты грома…
Средь раненых друзей!…
Да и убитых тоже…
ТЫ СМОГ! ТЫ ВЫСТОЯЛ! НЕ ОТСТУПИЛ!
Нет слов…

Мороз по коже…

Пишу тебе спустя 7 лет как ты ушел…
Ушел в последний бой  дорогой вечной…
но уже не фронтовой…
Тебя уж нет…
А я живу...
Живу, расту, учусь, взрослею.
И тоже, Дедушка, наверно медленно старею…

Но я стараюсь подражать тебе – 
Быть сильной, смелой и отважной!
Учу историю свою… Твою…
Точнее нашу…

Я помню… 
Чту… 
Благодарю…

Благодарю за подвиг твой!
За небеса над головой!
За Родину свободную мою!
За  землю по которой я хожу!
За воздух свежий, которым я дышу!

За жизнь, за радость, за удачу!
За главное, что в мире этом значит!
За маму с папой, за друзей!
За много много светлых дней…Благодарю… 

Спасибо, Дедушка…

Пока…

Люблю………………………………….

Русский летчик среди французских партизан

Галина Лабутина, начальник отдела себестоимости и ценообразования, Петрозаводскмаш:

Лабутин Иван Васильевич фото.jpg- Дед моего мужа Иван Лабутин родился в 1905 году в Оятском районе Ленинградской области, в селе Ветхое (сейчас Лодейное поле). В армии служил на легендарном крейсере «Аврора». После службы закончил летное училище. Во время Великой Отечественной войны был пилотом бомбардировщика.

В ходе очередного задания над территорией Германии был сбит и попал в плен. Ивана Васильевича отправили в концлагерь во Франции. Там Иван Васильевич встретил соотечественницу - советскую медсестру Веру Чебан. Вместе они бежали из плена к партизанам. Воевали в знаменитом французском движении «Маки» (фр. Maquis, от «маквис» - типа возвышенностей на юге Франции, покрытых труднопроходимым вечнозеленым кустарником. – Ред.). Штаб отряда находился в местечке под названием Ромад близ города Беллак.

После первого же боя Иван Лабутин стал командиром советской партийной группы партизанских отряда. Он был свидетелем того, как немцы сожгли деревню Орадур-сюр-Глан, французскую Хатынь, где нацисты убили более 600 жителей, включая женщин и детей. К несчастью, партизаны не успели спасти их... 

В партизанском отряде Ивана Васильевича называли «старик» — из-за того, что он был весь седой. Иван Лабутин сражался в движении «Маки» до конца войны. А затем вернулся домой с женой Верой Чебан.

Погиб весь экипаж

Дмитрий Левкович, инженер отдела логистики, и Марк Левкович, дефектоскопист рентгеногаммаграфирования отдела неразрушающих методов контроля, ОКБМ Африкантов: 

Сёмин Пётр Фёдорович(1).jpg- Наш двоюродный дед по линии матери Петр Федорович Семин в Красной Армии - с 1940 года. Он был старшиной 2-й статьи, командиром отделения рулевых подводной лодки «Щ-422», входившей в 3-й дивизион БПЛ (подводные лодки большие. – Ред.) Северного флота. В составе экипажа «Щ-422» участвовал в советско-финской войне. 

Во время Великой Отечественной войны «Щ-422» совершила 15 боевых походов, провела в море 223 дня, совершила 18 торпедных атак с выпуском 42 торпед. Подтверждено 3 потопления подлодкой вражеских судов.

После небольшого ремонта вечером 30 июня 1943 года «Щ-422» вышла в очередной боевой поход, но на базу не вернулась. Подводная лодка должна была действовать в районе мыса Маккаур–Варде, но пропала без вести, так ни разу не выйдя на связь. Утром 14 июля на подлодку был передан приказ о возвращении, а 20 июля истек срок ее автономности. 

По одной версии, подлодка погибла на мине заграждения Sperre-IV у Сюльте-форда после 4 июля 1943 года, так как по окончанию этих суток северо-западнее Варде атаке из-под воды подверглась пара сторожевиков NKi-08 и NKi-09, наблюдавших след торпеды. Вторая версия строится на том, что утром 5 июля севернее мыса Блудскютудде советская подлодка безуспешно атаковала группу немецких сторожевых кораблей из состава 12й флотилии. Охотники Uj-1206, Uj-1217 и сторожевик NH-06 контратаковали субмарину, сбросив 73 глубинные бомбы, после чего всплывшую подлодку потопил таранным ударом Uj-1217. Наиболее вероятной участницей этого эпизода была «М-106», пропавшая без вести в это же время, тем более, что сами немцы отметили, что погибшая подлодка скорее всего относилась к типу «М». Однако остов «Щ-422» до сих пор не найден на дне, поэтому нельзя полностью исключить возможность того, что в данном случае была потоплена именно «Щука».

25 июля 1943 года подводная лодка «Щ-422» была удостоена гвардейского звания, но к этому времени весь её экипаж из 45 человек уже погиб. Петр Федорович награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени.

Сёмин Павел Фёдорович(1).jpgЕще один дед по линии матери Павел Федорович Семин во время Великой Отечественной войны проходил службу в 206-й «Мелитопольской» штурмовой авиационной дивизии 8-й воздушной армии Южного фронта. Дивизия участвовала в Сталинградской оборонительной операции, Сталинградской наступательной операции, Котельниковской, Ростовской, Миусской, Донбасской, Мелитопольской, Никопольско-Криворожской, Крымской, Тартуской, Прибалтийской и Рижской операциях. Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалью «За боевые заслуги».

Левкович Иван Данилович(1).jpgДед по линии отца Иван Данилович Левкович свой первый боевой опыт получил в советско-финскую войну. Во время Великой Отечественной с 1943 года командовал полком на Белорусском фронте. Полк под командованием Ивана Даниловича участвовал в Висло-Одерской стратегической наступательной операции, в освобождении Варшавы, взятии Берлина и других операциях фронта. После окончания войны, вплоть до 1947 года, Иван Данилович участвовал в ликвидации антисоветских диверсионных формирований, действовавших на территории Польши, Западной Украины и Белоруссии. Имеет два ордена Красной Звезды, орден Боевого Красного Знамени, орден Krzyz Zaslugi II (польский «Крест за заслуги» II степени), медаль «За освобождение Варшавы», медаль «За взятие Берлина».

Освободители Опавы

20190425_191233.jpg

В Чехии День победы и конец Второй мировой войны в Европе отмечают 8 мая. Советские войска вступили на чешскую территорию 10 марта 1945 года, когда началась Моравско-Остравская операция.  

Силами 4-го Украинского фронта под командованием генерала Еременко, в состав которого входил 1-й Чехословацкий военный корпус, город Опава  22 апреля 1945 года был освобожден от нацистов. За неделю до этого события 60-я армия генерала Курочкина и 38-я армия генерала Москаленко сумели прорвать оборону немцев к востоку от чешской деревни Судице и пересечь государственную границу Чехословакии. Значительный вклад в это внесли чехословацкие танкисты и летчики.

Сегодня из Судице до Опавы можно доехать на машине за 15 минут, а в то время понадобилась неделя тяжелых боев и потерь для того, чтобы советские войска смогли добраться до центра полуразрушенной Опавы. На городском кладбище похоронено свыше 3 000 советских солдат и офицеров, в центральной части города находится братская могила и памятник воинам-освободителям. В 1974-1975 годах несколько советских офицеров, принимавших участие в освобождении Опавы, стали почетными гражданами чешского города. В 2017 году на 94-м году жизни в грузинском Гори скончался последний из них - Ираклий Леванович Кандарели.

Расположенной в Опаве компании ARAKO, которая входит в состав АЭМ, в то время еще не существовало. Но была ее знаменитая предшественница Minerva - фабрика по производству швейных машинок. Перед войной на ней началось производство высокоскоростных ротационных универсальных швейных машин с зигзагообразным стежком. После окончания войны Minerva передала местным властям в качестве дара 300 швейных машин для жителей города, пострадавших в ходе военных действий.

Ушел на фронт добровольцем

Иванов Михаил Ив(1).jpgС 1967 года для работников ЗиО-Подольска празднование Дня Победы начинается у памятника погибшим в годы войны заводчанам.

На памятнике выбиты имена не вернувшихся с войны фронтовиков. Информация о них представлена на специальном стенде «Навечно в памяти народной», который выставляется рядом с памятником уже 14 лет. Накануне 9 Мая стенд пополнился фотографией Михаила Ивановича Иванова 1898 года рождения, который до войны работал на нашем заводе: в течение 12 с половиной лет он был начальником отдела кадров и инспектором по специальному учёту. Снимок привёз его внук, подполковник в отставке Михаил Анатольевич Иванов. Он рассказал, что дед ушёл на фронт добровольцем 7 июля 1941 года. В трудовой книжке есть запись: «Уволен в связи с призывом в РККА», хотя на самом деле у него была бронь. Воевал Михаил Иванович в составе кавалерийского эскадрона. Погиб в ожесточённых боях под Ельней в 1942 году. Место захоронения неизвестно, поэтому он числится пропавшим без вести. Его сыновья Анатолий и Валентин во время войны ковали победу в тылу – работали на нашем заводе. После войны Анатолий стал военным. По стопам отца пошёл и сын Михаил, названный в честь деда. 

Сегодня в подмосковном Климовске живет дочь Михаила Ивановича Валерия Михайловна. Родные фронтовика свято хранят память о героически погибшем на полях сражений отце и дедушке.

Огненная дуга

Итак, 4 декабря 1941 года началась моя армейская "карьера". 

Фильчик_2.jpgЯ стал курсантом школы радиоспециалистов, которая размещалась на территории Нижегородского Кремля, в здании бывшего кадетского корпуса (ныне в нем заседают депутаты законодательного собрания Нижегородской области). Само "заглавие" учебного заведения определяло мою будущую военную специальность. Однако по необъяснимым причинам доучиться до логического "конечного продукта" нам не пришлось. Всех курсантов досрочно и поспешно сняли с учебы, присвоили звание "старший сержант" и распределили по различным воинским частям. В числе одной из групп несостоявшихся офицеров я оказался в подмосковном Наро-Фоминске, где формировалась 2-я Истребительская (но не авиационная!) бригада, главным предназначением которой была борьба с бронетанковой техникой противника. В ее составе имелся артиллерийский полк, в который я и был зачислен на должность командира радиоотделения. Это случилось в начале мая 1942 года. А уже месяц спустя, после завершения комплектования бригады (таковыми рекордными были сроки военного времени!), личный состав и боевая техника были погружены в железнодорожные вагоны. Путь следования нашего воинского эшелона мы отслеживали по проезжавшим городам и железнодорожным углам: Наро-Фоминск, Рязань - Воронеж - Лиски - Валуйки - Купянск. Наши незабытые пока познания в географии позволили догадываться, что нас везут явно на Южный фланг советско-германского фронта.

Но вот, наконец, мы прибыли в пункт назначения. 6 июня эшелон выгрузился на железнодорожной станции Сватово Донецкой области. От этого дня начался отсчет времени моего пребывания в статусе фронтовика. И в этом статусе на протяжении почти трех лет (а если точно - 1068 дней и ночей) мне довелось участвовать в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной (сначала - Юго-Западном, затем - Воронежском и, наконец, 1-м Украинском). 

Боевое крещение наша часть приняла на так называемом Изюм-Барвенковском направлении, юго-восточнее Харькова. Там три советских армии численностью порядка ста тысяч человек оказались во вражеском "котле". Попытки советского командования вызволить окруженных не увенчались успехом. Более того, немецко-фашистские войска, ликвидировав окруженную группировку, развернули стремительное наступление "нах Остен", и вскоре оказались у стен Сталинграда и в предгорьях Кавказа. 

Наша часть была вынуждена отступить и занять оборону по левому берегу Дона в районе железнодорожного узла Лиски. Лишь после окружения 6-й немецкой армии Паулюса под Сталинградом начался мой боевой путь на запад, победоносно завершившийся на территории Германии 9 мая 1945 года. Он не был усыпан розами. Его пришлось преодолевать с боями, участвуя в Курском сражении, в форсировании Днепра, Вислы, Одера, в битве за Берлин. 

В канун Курской битвы наша часть была преобразована в Истребительно-Противотанковую артиллерийскую бригаду и оснащена пушками ЗИС-3 калибра 76 мм. Но к пушкам я прямого отношения не имел. В мои обязанности входило обеспечение командира связью, с подчиненными ему командирами и с вышестоящим военачальником. Иметь связь было необходимо всегда. Вот только не всегда и не просто было ее осуществить. А в условиях ведения маневренной войны, что свойственно истребительно-противотанковым частям, главным и нередко - единственным средством бесперебойной и надежной связи оказывалась только радиосвязь. И это наглядно подтвердил опыт боев на Курской дуге знойным летом 1943-го. 

Для меня "Курская дуга" не просто военно-географическое понятие, не просто геометрическая конфигурация передовой линии фронта в районе Курска. С нею связана часть моей фронтовой биографии. О ходе самой битвы, ее масштабах, итогах и значении написано так много и подробно, что я позволю себе "свернуть" с этой темы. Замечу только, что много-много лет спустя мне посчастливилось "вновь посетить тот уголок земли", оказаться в Курске в числе приглашенных на празднование 55-летия сражения на Огненной дуге. Там я еще раз ощутил всю значимость одержанной победы, в которой есть доля и моего скромного ратного труда. Похоже, что мне удавалось успешно справляться со своими прямыми обязанностями, о чем свидетельствуют полученные мной правительственные награды. Но вовсе не за ними я "ходил на войну".

Бытует заблуждение, что служба в армии - напрасно потерянное время, что армия ничего полезного не дает призванному в ее ряды. Осмелюсь с этим не согласиться. Лично меня армейская служба закалила и физически, и морально. Она обогатила меня жизненным опытом. Ну а главное - она совпала по времени с годами Великой Отечественной войны, когда необходимо было защищать Родину. 

Как уже было отмечено ранее, день Победы "застал" меня в "Германии, Германии, проклятой стороне". И вот когда "с войной покончили мы счеты", мне казалось, что наступило время всерьез задуматься о планах на будущее. Но увы! С окончанием войны мне не суждено было "взять шинель и пойти домой". Моя армейская служба продолжалась еще два года. 

Я был демобилизован лишь в апреле 1947 г.

Фильченков Евгений Кузьмич
(По материалам книги 
«Воспоминания ветеранов ОКБМ», том 1)

В лицо фашисту

Их ждали. Унеча уже была взята. По железной дороге новости распространялись быстро. 

Власенко Анастасия Михайловна (в дев. Донцова).jpgКрупный железнодорожный узел на одной из главных стальных магистралей страны был важной точной для немцев.

Они пришли на рассвете. Рябовка в предрассветной тишине звенела от напряжения. На два десятка домов осталось 8 мужиков: 6 мальчишек, старший из которых пятнадцатилетний Василь, Настасьин брат, отец да глухой дед  Иван, который еще в турецкую воевал. С одной стороны односельчане завидовали, что в семье Настасьи никого не забрали: ни отца-инвалида, ни брата за малость лет, с другой стороны  радовались, что хоть лесник остался, можно было передавать партизанам еду да новости. 

Настасья только закончила курсы помощника машиниста, получила красивую форму, собиралась сыграть свадьбу, хотели на спас поехать в Аленовку за обрезом на ткань. Как там милый ее Яков? Ему как машинисту сразу дали бронь от фронта и отправили в тыл доставлять на фронт боеприпасы и продовольствие. 

Все знали, что немцы с оккупированных территорий угоняли молодых девушек и юношей на работы в Германию, поэтому свадьбу решили отложить. А регистрация – дело нехитрое. Даже платье не пошила. Одолжила у сестры старшей. 

Немцы как пришли сразу за оврагом разметили место для лагеря, куда позже согнали евреев со всех окрестных деревень и тех, кто партизанил, помогал партизанам, был в родстве с партизанами или был похож на партизана. В здании сельсовета сделали комендатуру, сразу со всех дворов увели коров, всю птицу и мелкий скот. 

В осени немецкие войска крепко оккупировали Брянскую землю. В один из теплых сентябрьских дней румыны, которые пришли вместе с немцами, прошлись по всем подворьям, собрали последнюю птицу и посадили молодых девчонок и женщин ощипывать худых, подлысоватых от плохого прокорма кур. К вечеру ждали начальство с Запада. Солнце в небе как будто смеялось над этими женщинами, которым приходилось готовить для немцев суп. Настасья никак не могла собраться с мыслями, которые постоянно возвращались к Василю. Собрав небольшой партизанский отряд из таких же тринадцати-пятнадцатилетних девок да пацанов, они уже вторую неделю прятались от немцев в лесу. Уже два раза немцы выходили с облавами. Да где им найти в Брянском лесу сына лесника. Лес он знал лучше алфавита. Приосанилась Настасья, гордость взяла за братишку. Сколько можно землю топтать, над людьми издеваться?!  Ров две ночи дышит и стонет голосами расстрелянных земляков. Сама не зная, что на нее нашло, Настасья встала и что-то крикнула немцу. Сама свой голос она слышала будто откуда-то издалека. Немец не сразу понял, что кричит эта девчонка ему, как она успела подойти и ударить его по лицу этой мокрой ощипанной курицей. Казалось, что в эту секунду даже лес замолчал. А потом все как завертелось: бабы заохали, Настасья кинулась в лес. Немец бросил складной ножик и чурку из которой только что вырезал свистульку и рванул к автомату. Привыкшие к тому, что в селе одни бабы, немцы немного освоились и «подобрели». Автомат стоял прислоненный к завалинке в трех метрах от немца. Сердце в груди Настасьи так и стучало, пока она бежала. Она слышала автоматную очередь, слышала, как немец что-то кричал, слышала, как испуганные бабы разбегались по домам и бежала-бежала.

Ночью, когда она лежала укрытая ольшаником, все думала о том, что кричала тому немцу о родной земле, о гордости советского человека, о том, что придут солдаты и всех их прогонят, что никогда не поставят на колени они советского человека. Страшно было возвращаться в деревню, свои могли выдать. 

Больше 2 месяцев пришлось Настасье прятаться в лесу, а потом по погребам односельчан, пока этот немец вместе с остальными не был переброшен дальше. 

А 23 сентября 1943 года пришла радостная новость: «Войска Брянского фронта, продолжая стремительное наступление, продвинулись вперед до 20 километров, с боем овладели железнодорожным узлом и сильным опорным пунктом обороны немцев — городом Унечей. Моторизованные подразделения, преследуя противника, уничтожили свыше 1500 солдат и офицеров противника. Захвачено 22 орудия, 82 пулемета, 70 автомашин с военными грузами. Взято 150 пленных». Ура! Победа близко!

Власенко (Донцова) Анастасия Михайловна (1919-2014) Деревня Рябовка, Унечского района, Брянской области. Была в оккупации. Воевал ее брат Василий.  

Донцов Василий в 1943 году ушел на фронт. Погиб в 1944 году в боях за освобождение Латвии. 

Десант не вернулся из боя

Я был призван на воинскую службу в октябре 1939 года. Прямо с лекции мы, студенты первого курса ГИСИ, были вызваны в Куйбышевский райком комсомола ВЛКСМ. 

kozlov.jpgНа вопрос: "Комсомольцы?" - последовал наш ответ: "Да!". И далее: "Вы знаете, что комсомол шествует над ВМФ?". После утвердительного ответа нам было предложено написать заявление о направлении на службу в ВМФ, что мы и сделали.

Ленинград, учебный отряд подводного плавания им.С.М.Кирова, проспект Пролетарской победы, 92, курс ОТЦ - особый технический цикл по радиоволновому управлению двумя торпедными катерами (тогда он был засекречен) с самолета МБР-2. Приняв военную присягу, кроме учебного курса, приступили к изучению оружия с проведением боевых стрельб.

Надвигалась война с "белофиннами" (как мы их тогда называли), и это накладывало отпечаток на нашу подготовку. Интенсивно проводимые занятия и стрельбы сопровождались ночными боевыми тревогами, с оружием и лыжами, в мороз мы подолгу простаивали на плацу. Но нашлась умная голова (это я сейчас так рассуждаю), которая нас, юнцов, на фронт не отправила. Впереди ждали новые, более масштабные события. Я имею в виду грозный 1941 год.

Финские военные действия начались 30 ноября 1939 г. и продолжались три с половиной месяца. 12 марта 1940 г. в Москве был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. 

В августе 1940 г. после окончания учебного отряда я был направлен для дальнейшего прохождения службы на Черноморский флот в г. Севастополь, а оттуда - в г. Очаков во 2-ю Бригаду торпедных катеров. Здесь меня и застала Великая Отечественная война.

Приход войны тяжело воспринимался людьми. В столовую ходили, как будто только ради соблюдения предписанного распорядка дня. Был потерян аппетит, смешались день и ночь. Но службу матросы несли исправно. За рассредоточенными по Днепро-Бугскому лиману нашими катерами "Мессеры" устраивали настоящую охоту. Затем началось минирование фарватера лимана с воздуха. Мы вели трудную и опасную работу по обезвреживанию сбрасываемых мин. Эту работу выполнял водолаз Бригады мичман Хорей, а работами по обезвреживанию мин руководили молодые ученые А.П. Александров и И.В.Курчатов, впоследствии ставшие учеными-атомщиками с мировым именем.
Разработанные и внедренные ими методики разминирования спасли жизнь не одной тысяче людей и многих кораблей на всех флотах и флотилиях.

Блокируя Одессу, и в обход ее, на Очаков двигались румынские войска, а в подземельях Очакова находились дорогостоящие торпеды, боезапас. Срочно был создан сводный отряд моряков (куда попал и я) для защиты порта и города Очаков. Трудно было с оружием и боеприпасами. Транспорт, шедший с ними в Очаков, был потерян. Многие бойцы в окопах были вооружены лишь бутылками с зажигательной смесью. Но это, к счастью, длилось недолго. Рыбацкие сейнеры пробились и доставили нам все необходимое. Я целовал от радости полученную 10-ти зарядную полуавтоматическую винтовку, пахнущую лаком и маслом.

В одном из боев я был ранен и контужен. Придя в себя, я не увидел ни своих, ни чужих, кругом стояли копны необмолоченного хлеба. Было очень жарко, хотелось пить, но об этом нечего было и думать. Почувствовал обжигающую боль в голени левой ноги и в правом плече. Устав ползти, решил привстать, опираясь на винтовку, как на посох. Мне повезло: в ложбине стоял грузовик, собиравший раненых. Началась длительная, утомительная эвакуация: из Очакова на рыбацком сейнере в порт Скадовск, затем в Севастополь на сухогрузе "Землячка". Там в госпитале мне была сделана операция в связи с начавшейся газовой гангреной ноги.

Из Севастополя нас отправили в Ялту, где в "Ласточкином гнезде" впервые накормили горячей пищей. Не долечившись, из Ялты я сбежал на случайно зашедшем в порт нашем рейдовом катере, идущем в Новороссийск. В Анапе - неожиданная встреча с командиром Бригады - капитаном II ранга Мельниковым. А предстал я перед ним в рубашке с короткими рукавами, флотских брюках, в тапочках и с клюшкой, без головного убора. Я не растерялся и, приняв стойку "смирно", отрапортовал: "Прибыл из госпиталя для прохождения дальнейшей службы". Ответ (с улыбкой): "Садись в мою машину. Сейчас поедем в Новороссийск". По прибытии в школу, где разместился штаб Бригады (у Каботажной пристани), дневальному была дана команда: "Накормить и одеть". Врач Бригады - военврач III ранга Егоров назначил мне лечение раненой ноги в амбулатории порта. Однако рана моя заживала плохо и меня отправили на операцию в г. Магри (под Туапсе). Госпиталь оказался страшно перегруженным. Операции шли и днем и ночью. У меня удалили шесть небольших осколков, операция заканчивалась при свечах, так как неожиданно погас свет. Никакого рентгена сделано не было. Не долечившись, я убежал из госпиталя в Новороссийск в свою Бригаду. Затянувшееся лечение желаемых результатов не давало. Я продолжал хромать. Предполагавшийся отпуск с поездкой домой был заменен предложением поработать в Политотделе. Я дал согласие.

В 1943 г., находясь в Геленджике, по моей просьбе я был включен в группу захвата "языка" в порту Новороссийск. Перед посадкой на катер нас построили, проверили готовность каждого. Вдруг темноту прорезал луч фонарика и появился капитан-лейтенант из службы военной контрразведки "СМЕРШ". Подойдя вплотную ко мне, приказал выйти из строя без каких-либо объяснений. Я не вошел, а ворвался в кабинет начальника Политотдела (капитана III ранга А.В.Капорова) и прокричал: "Я сын рабочего завода "Красное Сормово", а вы мне не доверяете!". На что последовала команда: "Кругом марш!". До меня лишь после дошло, что со мной обошлись жестоко, но справедливо. Я был знаком с закрытой перепиской Политотдела. Тем более, что в этот раз судьба сжалилась надо мной - оба рейдовых катера и десант не возвратились из этого боя - они были обнаружены и расстреляны охраной порта. 

За участие в боях по освобождению города Новороссийска нашей Бригаде было присвоено звание "2-я Новороссийская Бригада Торпедных Катеров" в сентябре 1943 г.
В августе 1944 г. в составе катеров Бригады мы без единого выстрела высадились в румынском порту Констанца. Получили инструктаж: "Первыми не приветствовать, на приветствия отвечать". Проходя у самого борта румынского корабля "Мерешеш", можно было видеть и слышать радостные выкрики и приветствия моряков, а рядом - озлобленные и перекошенные от злости лица офицерского состава. Здесь же была получена шифровка из Главного Военно-Морского Политуправления о командировке в Ленинград на учебу в Политическое училище 1 человека. Выбор пал на меня. 5 ноября 1944 г. я был зачислен курсантом этого училища. Флот и флотилии очень нуждались в пополнении политработниками, тем более имеющими опыт Великой Отечественной и финской войн.

Во время подготовки к параду Победы в Москве (он состоялся 24 июля 1945 г.) из-за усиленной строевой подготовки у меня снова разболелась и опухла раненая нога. Меня срочно госпитализировали в Военно-Морскую Медицинскую Академию. За неделю до отъезда на Парад я был прооперирован, удалено еще 4 осколка. В итоге я не только не попал на исторический парад, но и был отчислен из училища, и это всего за один месяц до окончания учебы. Я написал рапорт с просьбой дать окончить учебу. В просьбе было отказано. Мне определили III группу инвалидности с последующей демобилизацией 5 марта 1946 года.

В день 50-летия Победы по заданию Совета Ветеранов Московского района я выступал по радио. Свои воспоминания о войне я хотел бы закончить словами, которые мною были произнесены тогда по нижегородскому радио: "Народ чтит память погибших воинов, помнит ратный труд работников тыла и подвиги фронтовиков. Вечная слава Героям фронта и тыла! Слава советскому народу!"

(По материалам книги 
«Воспоминания ветеранов ОКБМ», том 1)
Козлов Сергей Александрович

Гениальная пушка

За многие прожитые годы память человека сохраняет самое существенное для него, и, чтобы облегчить груз прошлого, освобождается от груды мелочей.

lisenk.jpgВначале я учился. Потом воевал. Затем с максимальным напряжением своих сил работал в знаменитом ОКБ завода № 92 (позднее - ОКБМ). Я очень любил свою работу и коллектив, который сформировал меня как специалиста. Я работал на предприятии с декабря 1949 г. по март 1985 г.

Но в начале всего был 10-й класс средней школы, и была мечта стать профессиональным военным. Наконец, в моих руках аттестат об окончании школы - «Аттестат с золотыми рамками» (по всем предметам - «5»). А это значит, что я имею право поступить в любой вуз страны без экзаменов! Дух мой стремился в 1-е Ленинградское Краснознаменное Артиллерийское училище. Мне казалось, что я нашел компромисс: в 1938 г. стал студентом Ленинградского Ордена Красного Знамени Военно-механического института, факультет - артиллерия. Мирно и успешно шла учеба. Студенческая жизнь была очень интересной и интенсивной. Я был влюблен в город, в котором жил и учился. У нас было самое лучшее общежитие в Ленинграде. В институте тогда работали лучшие научные кадры, известные на всю страну. Многие из них были заслуженными деятелями науки, по учебникам которых мы учились.

В 1940 г. был расформирован институт гражданского воздушного флота и на его базе создана новая Военно-воздушная Академия. 30 человек из ЛВМИ поступили в эту Академию. Пытался и я. Успешно прошел многочисленные проверки здоровья на годность к летной службе и на самом последнем ее этапе был забракован окулистом (я был близорук). Я сказал ему, что мог бы учиться на экономическом факультете. На это он мне возразил: «Летать в Академии обязаны все!» Значит, не судьба была приобрести летную профессию. Мне было предназначено нечто другое. Чтобы выстоять в новых условиях, мы, студенты, объединялись в группы и по ночам разгружали на заводах товарные эшелоны, а днем отсыпались. Я перешел с дневного отделения на вечерний и оформляюсь конструктором по оборудованию в отдел главного механика на Вагоностроительный завод им. И.Е.Егорова. Быстро освоил профессию, и мне уже стали поручать проектирование целых объектов, таких, например, как подъемник для цеховых работ, спецприцеп для автомашин и т.д. 

22 июня 1941 г началась война.  Здесь я хочу особо подчеркнуть один факт, характеризующий качество нашей молодежи тех далеких лет. В первые же дни войны примерно 95% студентов ЛВМИ, несмотря на то, что они все имели бронь, которая освобождала их от службы в Армии как в мирное, так и в военное время, добровольно покинули институт и по зову своего сердца ушли в армию: в ополчение, военные училища, академии. Сроки обучения в училищах сразу были сокращены с 2-х лет до 4-х месяцев. Через неделю после начала войны я стал курсантом 1-го Ленинградского артиллерийского училища им. Красного Октября, куда собирался поступать после 10-го класса. Затем был фронт.

С 28 ноября 1941 г. по 28 января 1945 г. я участвовал в боях на 6 фронтах (Центральном, Калининском, Волховском, 1-м, 2-м и 3-м Прибалтийском), дважды был ранен, второй раз тяжело. Воинское звание - капитан. Род войск: артиллерия (полковая, дивизионная, противотанковая). За годы войны был на должностях: наводчик орудия полковой артиллерии, командир огневого взвода арт.батареи, старший на батарее, командир батареи (76-миллиметровые пушки ЗИС-3 горьковского завода № 92), штатный преподаватель артиллерийской тактики офицерского резерва 4-й Армии.

Упомянутая пушка ЗИС-3 после войны немцами была охарактеризована в таких терминах: «Это самая гениальная пушка Второй мировой войны». По боевым качествам ей не было равных. Меткость и дальность стрельбы, легкость приведения ее к бою, маневренность, дистанция прямого выстрела, многоцелевой набор унитарных патронов, эффективность подкалиберного снаряда против танков была выше всяких похвал, он пробивал любую бронь. Танки немцев никогда не штурмовали батареи, составленные из орудий ЗИС-3. Вот небольшой пример. Однажды в Прибалтике я занимал почти круговую оборону, т.к. фронт и оба фланга были оголены. После того как я расстрелял немецкое самоходное орудие, на меня из леса двинулось 9 танков противника. Противостоять им я мог только одним орудием. В 100-150 метрах впереди моего орудия был ряд высоких кустов, танки остановились и спрятались за ними, открыв огонь по моему орудию. Но штурмовать его не решались!! Я подбил 4 танка, не имея никаких потерь. Ночью немцы увозили свои подбитые танки, и я им в этом не мог помешать, т.к. накануне днем расстрелял почти весь свой боезапас снарядов. Вот такое техническое чудо-орудие сотворили наши инженеры-артиллеристы КБ В.Г.Грабина!

За годы войны я участвовал в обороне Москвы, в боях за взятие Ржева (но окончательно взят он был позднее), в прорыве блокады Ленинграда, во взятии Риги и обороне г.Тарту.
Награжден двумя орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медалями “За оборону Москвы”, “За оборону Ленинграда”, знаками “Фронтовик” и “За доблесть и отвагу в ВОВ”, 11-ю юбилейными медалями и денежной премией в 1944 г. за подбитые немецкие танки (об этом бое коротко сказано выше).

Домой вернулся летом 1945 г. инвалидом войны 3-й группы с оставлением на особом учете.

(По материалам книги 
«Воспоминания ветеранов ОКБМ», том 1)
Лисенков Александр Александрович 

Мой вес был 40 кг

В 1940 г. я поступил в Ленинградское авиационно-техническое военное училище им.К.Е.Ворошилова. 

Шепелев_01.jpgОкончил училище в августе 1941 г. и был направлен в 202-й Скоростной бомбардировочный полк в г. Кингисепп Ленинградского фронта на должность авиамеханика. Затем был командирован в г. Ленинград на авиационный склад №15, который базировался в Московском районе недалеко от самых больших продовольственных складов им.Бадаева.

В сентябре 1941 г. склады были разбомблены и сожжены, началась блокада Ленинграда - голод и холод. Наши товарищи старше 30 лет отекли, не могли ходить. Мой вес был 40 кг (вместо нормальных 68-70 кг). Во время воздушных налетов мы сбрасывали зажигательные бомбы с крыш и чердаков жилых зданий, ловили ракетчиков. Немцы бомбили и расстреливали из артиллерии город Ленинград ожесточенно и беспощадно. В ноябре 1941 г. пища стала мечтой. Многие тысячи блокадников и защитников погибали от голода и холода. В начале 1942 г. наша часть (101-е стационарные авиа-мастерские) была эвакуирована в г. Череповец. В течение 4-х месяцев нам "растягивали" желудки, постепенно увеличивая норму довольствия.

Шепелев_0.jpgПосле улучшения нашего состояния нас отправили на Волховский фронт в 14-ю воздушную армию, которая базировалась в районе городов Боровичи и Старая Русса. После освобождения Ленинграда я служил на Ленинградском и 3-м Прибалтийском фронтах, затем в авиаремонтных мастерских №110 в г. Гатчине, где я встретил долгожданный День Победы. После этого нашу часть перевели в г. Пушкин, где я служил старшим авиамехаником. В июне 1945 г. переведен в Московский военный округ в Центральную научно-экспериментальную базу ВВС, где и служил до 28 февраля 1947 г. 2 марта 1947 г. я был демобилизован из рядов Советской Армии в звании старшины.

За участие в войне с немецко-фашистскими захватчиками награжден орденом "Отечественной войны" 2-й степени, медалями: "За боевые заслуги", "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне" и др. медалями.

Шепелев Федор Иосифович
(По материалам книги 
«Воспоминания ветеранов ОКБМ», том 1)

Роспись углем на Рейхстаге

Артем Захарычев, заместитель начальника отдела конструирования активных зон ВВР, ОКБМ Африкантов:

Николаев.jpg- Мой дед Михаил Павлович Николаев родился в 1915 года в деревне Высоково Спасского уезда Нижегородской губернии в многодетной семье. В 1938 году после окончания школы ФЗО (фабрично заводское обучение) поступил на завод № 92 рабочим (сегодня Нижегородский машиностроительный завод). В январе 1941 года назначен на должность фрезеровщика и сразу же переведен на авиационный завод фрезеровщиком
5 разряда (сегодня завод «Сокол»). 

С началом ВОВ остался в тылу для работ на оборонном авиационном заводе. Было трудно и голодно, но Михаил Павлович трудился по 12-14 часов, а в особо трудные времена и сутками не выходил с предприятия. Михаил Павлович в годы войны изготавливал детали для самолетов ЛаГГ-3, Ла-5ФН, Ла-5, Ла-7, Як-3 и МиГ-3. Авиационный завод имени Орджоникидзе № 21 во время войны выпустил около 1/3 всех истребителей и в июне 1943 года налаживал производство новейших Ла-5ФН. Мощность предприятия составляла около 400 самолетов в месяц (каждый 3-й истребитель страны).

Во время ВОВ Михаил Павлович женился на Евдокии Павловне. С 1943 года она также работала на авиационном заводе кладовщицей, а войну встретила в деревне Высоково, работая в колхозе. Параллельно с основной работой Евдокия Павловна принимала участия в создании заградительных сооружений около города Горький (сейчас Нижний Новгород), рыла окопы, трудилась на участках, выделенных под посадку овощей, заготавливала топливо на зимний период. 

У Михаила Павловича была большая семья. Два брата и четыре сестры в годы войны также были тружениками тыла. Старший брат Иван и младший брат Николай пошли добровольцами в ряды Красной Армии в январе 1942 года. Николай был курсантом учебного стрелкового полка, а непосредственно на фронт попал только в декабре 1943 года и пробыл всего 10 дней, попал в окружение в составе 384 стрелкового полка 157 стрелковой дивизии под Витебском (из вооружения было 10 патронов и винтовка на двоих), затем в плен и концлагерь. В деревню Высоково в декабре 1943 года пришла похоронка на Николая (погиб в Белоруссии Витебской области). Но эта информация оказалась ошибкой. Николай был освобожден в марте 1944 года наступающей Красной Армией, хотя вернулся в родную деревню только в 1951 году (по амнистии), после проверки в фильтрационном лагере сотрудниками НКВД был осужден на 10 лет. О своей судьбе Николай родственникам смог сообщить письмом только 1946 году.

Сидоров.jpgЕще один мой дед Степан Алексеевич Сидоров родился 6 января 1926 года в селе Печи Лукояновского уезда Нижегородской губернии. В начале войны работал в колхозе, в
17 лет был призван в ряды Красной Армии. В декабре 1943 году он – курсант 15-го учебного стрелкового полка. В ходе обучения был переведен в 9й учебный танковый полк, по окончании которого с февраля 1945 года до дня Великой Победы - воевал на фронтах ВОВ в 68-ой гвардейской танковой бригаде, в составе 119го отдельного танкового прорывного полка 4й гвардейской танковой армии Люлюшенко. Он был механиком-водителем и командиром орудия танка Т-34. 

17 марта 1945 года Степан Алексеевич принимал участие в освобождении  немецкого   стационарного лагеря №344 в Ламсдорфе в районе города Оппельн. Было освобождено около 4х тысячи советских военнопленных. 

В апреле 1945 года к городу Барут подошла основная оставшаяся часть 9-й армии генерал-полковника Буссе в составе 15000 личного состава и 60 танков, которые шли на соединение с Берлинской группировкой. 68я бригада попала в окружение, а уже к исходу суток остатки 9-й армии уже сами были в окружении 68 танковой бригады с подошедшими на помощь 50 и 395 стрелковыми дивизиями. 

Особенно трудно пришлось при взятии Берлина. В рядах немцев были  опытные солдаты, также  встречались власовцы и дети 13-14 лет из Гитлерюгенда. При штурме Берлина несколько раз атаки Красной Армии не удавались – противники стреляли из каждого подъезда, каждого окна. Стреляли даже из церквей и памятников архитектуры, а нашим войскам категорически запрещалось стрелять по этим объектам. Однако пришлось отступить от правил на подступах к Берлину, когда крупнокалиберный пулемет фашистов стрелял из церкви, и наши войска никак не могли продвинуться вперёд.

В суматохе войны произошла ошибка. Родные и близкие отчаялись увидеть живого Степана Алексеевича, так как в родное село пришла похоронка с фронта - похоронен в лесу в братской могиле в Германии, вблизи Брандербурга, на 1,5 км восточнее от Мюкендорфа. Как оказалось, во время прорыва 4й танковой армии линии обороны под Зееловскими высотами (под Берлином) танк Степана Алексеевича был подбит силами частей 9-й армии генерал-полковника Буссе, и танкист был записан в число погибших.

Великую Отечественную войну Степан Алексеевич закончил росчерком угля на стенах Рейхстага.  Для многих фронтовиков в 1945 году служба закончилась в рядах Красной Армии, а Степан Алексеевич принимал участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на рубежах западных границ и завершил службу в звании гвардии старшины танковой роты в июле 1950 года  в Германии. Степан Алексеевич за время боевых действий и после войны прошел через 12 стран Европы, также во время войны проехал на танке через Альпы. За время службы в армии награжден медалями  «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «30 лет Советской Армии и Флота». 

Герой на фронте и в мирной жизни

Герой Социалистического Труда – Осинцев Иван Николаевич (машинист экскаватора Белоярского специализированного участка управления «Уралэнергостроймеханизация» Министерства энергетики и электрификации СССР, г. Заречный, Свердловская область) (28.12.1920 – 17.06.2006)

Осинцев,_Иван_Николаевич.jpgДед по материнской линии Береснева Виталия Александровича, инженера-конструктора АО «СвердНИИхиммаш»

Родился Иван Николаевич 28 декабря 1920 года в селе Каменное Озеро Сухоложского района (ныне Богдановического) Свердловской области. В сентябре 1940 года призван в Красную Армию. Служить ему предстояло на Дальнем Востоке. Курс молодого бойца проходил в Волочаевском полку – воинская часть № 432. Затем прошёл полковую школу и был направлен в 66-ой отдельный пулемётно-артиллерийский батальон 104-го укреп.района Дальневосточного военного округа. По 03 сентября 1945 года, часть, в которой служил Осинцев И.Н., входила в состав армии, действующей против вооружённых сил Японии. Он, в звании старшего сержанта служил командиром отделения. Находясь в разведке, был контужен. Награждён медалью «За победу над Японией», орденом «Отечественной войны» 2-ой степени, юбилейными медалями.

Демобилизовавшись из Армии в мае 1946 года, устроился на работу в трест «Союзасбест» в центральное рудоуправление, карьер 7/4 помощником машиниста экскаватора. После окончания курсов при рудоуправлении стал работать самостоятельно. В этом же 1946 году Иван Николаевич женился, получил квартиру, земельный участок, продолжал работать на экскаваторе пока в 1949 году не был откомандирован Асбестовским горкомом партии на строительство Нижне-Туринской ГРЭС в числе ещё 15-ти коммунистов разных специальностей. Тогда им вручили бессрочные командировки. За время работы на строительстве Нижне-Туринской ГРЭС Иван Николаевич внёс немало рацпредложений. Например, решил увеличить размер ковша экскаватора на 1 м3 .Что это дало? Норма выработки в сутки была 600 м3, а его бригада стала давать по 1200 м3 (!!!) От Министерства энергетики и электрификации СССР Осинцев И.Н. получил тогда Благодарственное письмо.

В 1955 году Осинцев И.Н. откомандирован на строительство Белоярской ГРЭС (далее – Белоярской АЭС). 21 октября 1955 года он принят на участок № 5 Управления «Уралэнергостроймеханизации» (УЭСМ). Сначала Осинцев И.Н. был занят на разных работах: подвоз дров, дробление камня вручную для строительства фундамента временного посёлка, строительство гаража на Мельзаводе и пр. Затем в распоряжение Осинцева И.Н. поступил экскаватор, и основной задачей стала работа в районе Худыша по отгрузке отвала у шахты № 18. Дороги туда были узкие, кривые, ездили на лошадях. Потом стали чистить их бульдозером, приступили к строительству дороги от Мельзавода до Заречного. Всего за один месяц сделали насыпь, работали по 12 и больше часов. «Дороги узкие, стрела экскаватора длинная, за деревья задевает… А.Д. Малюта показывает чертежи: дорога должна быть, как стрела! Вот и приходилось постоянно что-нибудь придумывать», — вспоминал позже Иван Николаевич.

Благодаря правильной системе профилактических осмотров и ремонтов, совершенствованию методов управления экскаватором Осинцев И.Н. добился высоких показателей выработки норм и безаварийной работы экскаватора в течение ряда лет (его экскаватор был на ходу 20 лет, вместо положенных десяти).

В 1966 году экипаж экскаватора Осинцева И.Н. значительно перевыполнил директивные нормы (на 114%), нормы выработки (на 147%) плана 7-ой пятилетки, а горючего сэкономил 2,35 тонны. Опыт работы машиниста экскаватора Ивана Николаевича Осинцева на разработке скального грунта экскаватором Э-652 с ёмкостью ковша 0,65 м3 с обратной лопатой показал, что экскаваторы небольшой мощности с небольшим объёмом ковша можно эффективно использовать практически на грунтах любой категории. А при правильной системе эксплуатации и продуманной системе ухода за механизмами можно обеспечить нормативные сроки межремонтных периодов работы машины, в том числе между капитальными ремонтами при значительных перегрузках.

04 октября 1966 года Осинцеву Ивану Николаевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено почётное звание Героя Социалистического Труда. Он награждён Орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда». Осинцев И.Н. внёс значительный вклад в развитие комплексной механизации землеройных работ. Он копал котлованы для трёх блоков Белоярской АЭС, для множества жилых домов города Заречного, школ, техникума, больницы, бассейна и других объектов. За успешное выполнение ответственных заданий Осинцев И.Н. также награждён знаками: «Отличник социалистического соревнования» Министерства энергетики и электрификации СССР, «50 лет ГОЭЛРО», «50 лет Энергострою», медалью «Ветеран труда», в трудовой книжке – 53 поощрения и более 30 Почётных грамот разного уровня.

9 декабря 2016 года, в День Героев Отечества, на доме по адресу улица Ленина, дом 25, где проживал Иван Николаевич Осинцев, была установлена мемориальная доска с именем И.Н.Осинцевым по решению городской Думы от 27.10.2016 года.

Навек живые имена

«Действовал храбро, решительно, смело. Достоин боевой награды». Похожие слова можно встретить в архивных материалах о каждом из атоммашевских ветеранов, которые прошли дорогами войны и Победы.

А потом так же доблестно восстанавливали Отчизну, поднимали атомную отрасль. В Музее истории Атоммаша на днях откроется экспозиция «Навек живые имена». Она посвящена работавшим на заводе участникам Великой Отечественной войны. В нашей подборке –  лишь малая крупица свидетельств великого подвига советского солдата. Но и это стоит знать. Чтобы всегда помнить тех, кто сражался за Родину.

В заводском музее много фотографий наших дорогих фронтовиков, есть и снимки военного времени. Сохранились их воспоминания, публикации о них в старых подшивках газеты «Атоммашевец». Есть документальные данные сайтов «Память народа», «Подвиг народа», движения «Бессмертный полк». Эти материалы невозможно читать равнодушно. 

А может быть, и вы располагаете историческими документами, воспоминаниями ветеранов-атоммашевцев, которые воевали или трудились в тылу? С вашей помощью экспозиция может пополниться бесценными материалами. Приходите в музей. 

Александр Григорьевич ЕГОРОВ
Война застала его 15-летним подростком. Помогал партизанам, затем воевал в действующей армии. Награжден боевыми орденами Славы и Красной Звезды, многочисленными медалями.

После войны окончил Московский энергетический институт. Под руководством академика Сахарова участвовал в разработке советского ядерного оружия в Сарове. В 1982-м приехал в Волгодонск, много лет трудился в КБ «Атоммаша» и «Атоммашэкспорта». Возглавлял заводской совет ветеранов. 

Федор Евдокимович ДОЛЯ
Служил старшиной разведроты. Награжден боевыми медалями «За оборону Киева» и «За отвагу». Прошел тяжелейшие оборонительные бои под Харьковом, на Северном Донце. Гнал фашистов с Кубани, Кавказа, Крыма. Победу встретил в госпитале под Тбилиси. 

После войны работал на строительстве Военно-Грузинской дороги, на Каспийском оборонном заводе, был удостоен ордена Ленина. Так же ударно трудился в СМУ Атоммаша. И сегодня героический защитник Отечества – в заводской ветеранской семье.

Григорий Кириллович ГЕТМАНСКИЙ
Сражался в составе 39-й армии Забайкальского фронта. Знамена этой армии овеяны славой побед под Духовщиной, Витебском, Таураге, Тильзитом, Кенигсбергом. В августе 1945 года Г.К. Гетманский участвовал в прорыве Маньчжуро-Чжалайнурского и Холун-Аршанского укрепленных районов японцев, форсировании горного хребта Большой Хинган, освобождении Монголии и Маньчжурии. Получил Благодарность Верховного Главнокомандующего, боевые ордена и медали.

Григорий Евдокимович КРАСНОКУТСКИЙ
На фронте – с 15 августа 1941-го. За оборону Советского Заполярья удостоен ордена Красной Звезды, за бои в составе 2-го Белорусского фронта – ордена Отечественной войны II степени. 

Мирную жизнь связал с журналистикой. Руководил городской газетой в Кемеровской области. На Атоммаше в 80-е годы был редактором газеты «Бегущая строка», председателем комиссии содействия Фонду мира, членом заводского совета ветеранов.

Анатолий Иванович ПОПОВ
Командовал орудийным расчетом. Участвовал в тяжелейших боях на Западной Украине. Прошел героический боевой путь в составе 40-й Гвардейской пушечно-артиллерийской бригады. Брал Берлин. В свой последний бой – за Прагу – пошел 3 мая 1945-го. В числе его боевых наград – два ордена и шесть медалей.  

Много лет Анатолий Иванович работал на базе оборудования и в ПЭТ Атоммаша, прибавив к знакам боевой доблести многочисленные награды за мирный труд. 

Тимофей Тимофеевич АЮШЕВ
Воевал с 1 января 1943-го по 5 сентября 1944-го в составе 4-й роты 154-й стрелковой дивизии 1-го Прибалтийского фронта. За проявленную доблесть награжден боевыми медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

После войны посвятил себя журналистике. Возглавлял республиканский телерадиокомитет Мордовии. Приехав в Волгодонск, создал и несколько лет руководил типографией Атоммаша, был председателем заводского совета ветеранов. 

Георгий Хазбулатович НАСИБУЛЛИН
Танкист, старший сержант Насибуллин проехал на своей боевой машине по фронтовым дорогам через всю Европу. Заслужил много наград, высшая из них – орден Красной Звезды. 

Когда по стране зазвучал клич «Атоммаш зовет!», снялся с обжитого места и приехал в Волгодонск. У станка в цехе закладных деталей трудился так же доблестно, как воевал. Передовик производства, наставник молодежи, он и в мирное время был примером беззаветного служения Родине.

Николай Иванович ДЕНЬГИН 
В 1942-м году 17-летним добровольцем он попал на Северо-Западный фронт. За мужество при освобождении Гродно в июле 1944-го; Варшавы в январе 1945-го и взятии Берлина в мае 1945-го получил Благодарности Верховного Главнокомандующего, награжден боевыми орденами и медалями. 

Вот лишь несколько строк из его воспоминаний, напечатанных в газете «Атоммашевец» 22 февраля 2003 г.:

– Февраль 1943-го. Мы заняли оборону южнее Ельни.
… И вот около семи утра 7 августа все вокруг нас загрохотало. После артподготовки с первой линии огонь был переброшен на вторую, а нам приказали покинуть окоп и идти вперед. Было страшно. Хотелось еще глубже втиснуться в землю. Но командир заставил покинуть траншеи. Мы шли за мотострелковым полком. После первой линии  немецкой обороны стали попадаться убитые и раненые – свои и противники. Земля была так изуродована, что с трудом перебегали от воронки к воронке… Чем глубже входишь в поле боя – тем чаще и страшнее его картина… 

В 70-е-80-е годы, возглавляя лабораторию в отделе главного технолога Атоммаша, Н.И. Деньгин участвовал в создании важнейших изделий для АЭС. Активно работал в заводском совете ветеранов. 

Николай Александрович ЕРКОВ 
Авиационный механик Ерков сражался в составе 120-го отдельного авиационного полка 3-го Белорусского фронта, затем был мотористом в составе 1-го Украинского фронта. Освобождал Европу. Победу встретил в Варшаве. После войны продолжил военную службу. Выйдя в отставку, еще более 20 лет трудился в 140-м цехе Атоммаша. Награжден орденом Великой Отечественной войны 2 степени.

Дмитрий Иванович КОСТЫРЕВ
Это представитель самого молодого поколения фронтовиков. Военная биография Дмитрия Ивановича началась в феврале 1945-го. А уже 27 марта в наградном листе по 1349-му стрелковому полку 225-й стрелковой дивизии первого Украинского фронта появилась запись: 

– … в бою за высоту 305.1 под сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника подносчик станкового пулемета рядовой Костырев подносил патроны и набивал ими ленты, что способствовало ведению беспрерывного огня по противнику. 

За этот бой 18-летний солдат получил свою первую и единственную боевую награду - медаль «За боевые заслуги». Приказ о награждении вышел 1 Мая, за 8 дней до Победы. Успел. Не только поучаствовал в боях, где мог 1000 раз умереть, но и отважно проявил себя. А самое главное – выжил!!! Чтобы так же с честью служить Родине на трудовом фронте. В  том числе – на Атоммаше, в энергоцехе (№140) первого производства.

Михаил Алексеевич ФОМИН
Полковник Вооруженных сил России, он посвятил военной службе 26 лет. Три из них выпали на Великую Отечественную. Орден Красной звезды, два ордена Великой Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», другие награды – оценка его боевого пути в составе истребительного авиаполка. 
После Победы несколько лет обучал летный состав в группе советских войск в Германии. Затем работал в НИИ при Академии медицинских наук в Сухуми. А в Волгодонске несколько лет возглавлял общественный пункт правопорядка 21-го микрорайона. (Напомним: вплоть до 90-х социальная сфера нового города входила в состав Атоммаша. И полковник Фомин был активным членом заводской  ветеранской организации). Много встречался с молодежью, был частым гостем в школе №15.

ГАЛЯТКИН Алексей Егорович
Его профессией стала защита Родины. С 17 лет он охранял дальневосточные рубежи СССР от японских милитаристов. На Дальнем Востоке встретил День Победы и прослужил там до 1952 года. В составе группы советских войск выполнял воинский долг в Германии, затем на Украине, во Львове. Выйдя в отставку на 34-м году службы, полковник запаса А.Е. Галяткин переехал в Волгодонск. Трудился в охране атоммашевского профилактория. Несколько лет возглавлял совет ветеранов микрорайона № 17.

Михаил Иванович СЫЧЕВ
В Красную армию его призвали в 1939-м. Вот-вот демобилизация. Но все планы перечеркнула война. Осенью 1941-го его мотострелковую часть перебросили на Украину, под Запорожье. Ранение. Госпиталь. А затем – Сталинград. Артиллерийская часть, где он служил связистом, пошла с боями  через Донбасс до Перекопа. Победу встретил в портовом городе Пилау под Кенигсбергом. Связав в 60-е годы прошлого века жизнь с Волгодонском, уже будучи пенсионером, потрудился фронтовик и на Атоммаше – охранял тепличный комбинат.

Николай Васильевич ЖДАНОВ
Его жизнь – героическая история предвоенного поколения. В 15 лет Николая отдали учиться на фрезеровщика в ремесленное училище. А в сорок первом, в 16 лет, он уже трудился в закрытом цехе Уралмаша, делал комплектующие детали для гаубиц М-30, самоходных орудий и для пушек на танках. Работали почти круглосуточно. Он обслуживал три станка. А когда болел напарник – не уходил с завода сутками, прерываясь лишь на короткий сон прямо в бытовке. Н.В. Жданов награжден медалью «За доблестный труд во время Великой Отечественно войны», а уже за мирный труд – медалью «За трудовое отличие» и серебряной медалью ВДНХ.

Николай Васильевич сделал стремительную карьеру на Уралмаше и на Атоммаше – в годы самого бурного строительства завода несколько лет был заместителем генерального директора по социальному развитию.

Федор Михайлович БУСЛОВ
Еще одна легендарная атоммашевская фамилия. Передовик, гордость инструментального производства. А в роковые сороковые красноармейцу роты ПТР Буслову  выпало сражаться за Северный Кавказ. 

– Участвуя в десантной операции по освобождению Новороссийска, в упорных боях при занятии квартала 48 он первым ворвался в одно из зданий, где засел противник, и в схватке уничтожил до семи гитлеровцев. Когда немцы контратаковали квартал 49 – из ружья ПТР уничтожил два ручных пулемета и один станковый.
Действовал храбро, решительно, смело. Достоин награждения орденом «Красная звезда».– Так написал в наградном листе командир 1339 стрелкового полка майор Ефремов.
Вся дальнейшая жизнь Федора Буслова была продолжением подвига.

Как и жизни всех ветеранов Атоммаша, ветеранов Великой Отечественной. Когда-то на заводских торжествах в честь Дня Победы фронтовики заполняли полные залы. Год от  года наша гвардейская рота редела. Накануне 74-й годовщины Великой Победы в строю единственный ветеран-атоммашевец, Федор Евдокимович Доля, дай Бог ему здоровья. Уже не встретятся за праздничным столом, не споют о друзьях-однополчанах наши незабвенные Николай Александрович Жуков, Николай Васильевич Жданов, Сергей Иванович Анучин, Николай Александрович Ерков, Павел Андреевич Зубков, Федор Денисович Посухов, Иван Иванович Иноземцев… Сколько еще славных имен надо назвать! Перед каждым мы держим отчет за то, как продолжается созданный ими завод.

Ольга КУЗЬМИЧЕВА, Музей истории Атоммаша

Институт потерял 54 сотрудника

7 мая на территории ЦНИИТМАШ прошел митинг в честь 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Его организатором выступил Совет ветеранов ЦНИИТМАШ при поддержке дирекции, Профсоюза и Совета молодежи института.

IMG_0374.jpg

Торжественное мероприятие, по традиции, прошло рядом с памятником павшим сражаясь за Родину сотрудникам ЦНИИТМАШ. Открыл митинг генеральный директор ЦНИИТМАШ Виктор Орлов. Он поприветствовал и поздравил собравшихся: «Праздник Победы – торжественный, значимый, памятный для всех нас и института. ЦНИИТМАШ за годы войны потерял 54 сотрудника. Но война сделала сильнее и крепче предприятия и людей, в это тяжелое время зарождались новые научные школы, умение работать через «не могу», достигать результата любой ценой – многое из того, что мы сейчас пытаемся сохранить или возродить, было сделано в годы, когда не хватало еды и было страшно выходить на улицу. Во время войны в институте работали 1400 человек, он был одним из ключевых предприятий, работавших со многими направлениями, военной техникой и боеприпасами, по итогам этих работ был получен целый ряд премий. И каждый из присутствующих здесь сегодня ветеранов причастен к Победе, которую мы отмечаем. Я очень рад возможности поздравить вас вживую: мы ценим весь ваш опыт и каждое воспоминание, которое вы с радостью передаете. Пожалуйста, берегите себя!».

На митинге, который продлился более часа, выступили как действующие, так и вышедшие на заслуженный отдых сотрудники ЦНИИТМАШ. Ветераны войны Анатолий Петрович Фомичев и Иван Тимофеевич Никитин поделились воспоминаниями, председатель Совета молодежи ЦНИИТМАШ Иван Сидоров выступил с торжественной поздравительной речью, заместитель директора института технологии поверхности и наноматериалов Сергей Юзефович исполнил для ветеранов песню. Свои трогательные литературные композиции по стихам о войне, по традиции, представили ученики подшефной ЦНИИТМАШ гимназии № 1274 и воспитанники детского сада № 1321. Завершился митинг минутой молчания, во время которой собравшиеся почтили память тех, кто встал на защиту Родины и не вернулся с войны, и гимном.

Мероприятие продолжилось в малом конференц-зале института. Там с лекцией «Вставай, страна огромная: о празднике – великом и торжественном Дне Победы» выступила Наталья Ивановна Новосельцева. После лекции генеральный директор ЦНИИТМАШ Виктор Орлов вручил подарки всем присутствовавшим ветеранам войны, труженникам тыла, блокадникам, чернобыльцам, детям войны, заслуженным и почетным ветеранам атомной отрасли и лично поздравил каждого из них. После этого началось выступление художественной самодеятельности ветеранов института, а завершился праздник чаепитием.

Праздничный студень из столярного клея

Воспоминания профессора, доктора технических наук, научного сотрудника лаборатории крупного слитка института металлургии и машиностроения ЦНИИТМАШ Эдуарда Юльевича Колпишона.

фото моё-44.jpgВойну я встретил на даче, в Разливе. Мы, дети, как раз играли в войну, взяли «в плен» моего отца и повели его в «штаб». Тут кто-то включил радиоприёмник, голос Левитана сообщил о нападении Германии, потом невнятно говорил Молотов. Взрослые были расстроены, а мы, пацаны, радовались: «Вот была финская война - появилась Карело-Финская ССР. Теперь будет Германская ССР!» Как в воду глядели!

Бомбили часто

Вскоре исчезли все продукты – немцы перерезали все железные и шоссейные дороги. Окна были забиты фанерой, поскольку стёкла полопались при первых налётах, и заклеены чёрным толем.  Блокада для меня проходила в полутьме, электричество вскоре совсем отключили. Мать и другие люди, выходя на улицу, прикрепляли к пальто фосфоресцирующие кружки, чтобы не сталкиваться в темноте, носили с собой электрические фонарики, особенно ценились жужжалки – фонарик с ручной динамо-машинкой. Я на улицу не выходил – боялись людоедов, которые, по слухам, похищали детей.

С Бадаевских складов бабушка притащила мешок «бадаевской карамели» – смесь расплавленного и горелого сахара с землёй. Эту смесь высыпали в ванну, залили горячей водой. Сахар растворился, земля и зола оседали на дно. Раствор аккуратно сцеживали с помощью резиновой клистирной трубки в вёдра, стоявшие на полу. Я впервые видел работу сифона! Потом раствор кипятили, уваривали до сиропа. Это было великое подспорье.  

Бомбили нас часто, потому что недалеко были Смольный, Преображенские казармы, ГЭС-2. Когда бомба попала в наш дом, она угодила в подвал за стеной нашего бомбоубежища, и не взорвалась. Бомба была 200-килограммовая. Всех жильцов из дома выселили. Перевозили на санках самое ценное – дрова из дворового сарая.  

Через неделю бомба взорвалась, и дом сгорел. Мать стала донором, сдавала кровь, получала какое-то дополнительное питание. Это потом обернулось белокровием. На служащую и иждивенцев хлеба в декабре давали по 150 и 125 грамм соответственно. Всего мы получали примерно 800 граммов хлеба.

Мама смеялась и плакала

Продукты можно было выменять только на золото. За часы – килограмм масла или буханку хлеба. За обручальное кольцо – килограмм хлеба. 

Помню, на Новый год из столярного клея сварили дивный студень с лавровым листом. Стол был накрыт крахмальной скатертью, свечи горели в серебряных подсвечниках, горчица, уксус, перец, хрен в хрустальных с серебром сосудах, напитки в хрустальных графинах (фарфор, столовое серебро  и хрусталь за еду не брали). Кусочки хлеба лежали на закусочных тарелках, а студень лежал на блюде в центре стола. Было ещё блюдо с горкой чечевицы, сваренной с уксусом и заправленной каким-то маслом. Может быть, олифой. Всё равно, было очень вкусно. Мне кажется, что красивее стола я не видел до сих пор. И студень с тех пор ем только с уксусом, горчицей и хреном.

После Нового Года единственным событием была прибавка хлебного пайка, где-то в феврале.

Фронтовые треугольники отца приходили регулярно. А с нашими письмами что-то было не так, потому что отец просил прислать то теплое бельё, то папиросы, то шоколад. Мама смеялась и плакала.

А потом была эвакуация. Мы уехали в фанерном кузове грузовика, сидя на вещах у самой кабины. Там было теплее, но опаснее: если машина провалится сквозь лёд – не выскочить. Мы доехали до Кабоны, где нас ждал эшелон, без происшествий. А там в каком-то здании был зал с электрическим светом!...

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"