Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Первые в мире

Исполнилось 65 лет с момента энергопуска Обнинской АЭС – первой на планете атомной станции, подключенной к общей электрической сети.

Первые в мире

Центральный пульт управления Обнинской АЭС. Павел Быков / РИА «Новости»


Таким образом, 26 июня 1954 года в городе Обнинске Калужской области началась мировая история атомной энергетики. На станции работал один атомный реактор мощностью 5 МВт под названием АМ-1 («атом мирный») – такое имя дал ему выдающийся советский физик Игорь Курчатов. Значительную часть основного оборудования, в том числе парогенератор атомной станции, спроектировали и изготовили наши предприятия – ОКБ «ГИДРОПРЕСС» и ЗиО-Подольск. Запуск Обнинской АЭС стал прорывом глобального масштаба. Сегодня насчитывается 193 действующих АЭС в 31 стране мира. 

Все разработки при создании первой атомной станции велись в обстановке строжайшей секретности. В настоящее же время большинство тайн Обнинской АЭС раскрыто, а сам энергообъект превратился в отраслевой музей.

RIAN_451617.HR.ru.jpg
Реакторный зал Обнинской АЭС. Ю. Дыма / РИА «Новости»

Рискнули и не ошиблись

Изготовление оборудования для Обнинской АЭС на ЗиО-Подольске курировал, а затем и руководил монтажными работами заместитель главного инженера Алексей Арсентьевич Долгий, ныне уже ушедший из жизни. В период с 1960 по 1974 год он был директором завода. 

Вот что пишет о нем и работе над проектом журналист и писатель Юрий Когинов в своей книге «Долгая фамилия»:

«Уже после войны, когда завод им. Орджоникидзе стал забывать о бронированных корпусах Илов и начал клепать и варить котлы для тепловых электростанций, прибыл к ним вместе со знакомым министерским начальством высокий, спортивного вида человек с длинной черной бородой. Разложили в кабинете директора чертежи, спросили: «Кто возьмется за новую продукцию?»

1_Долгий.jpg














Алексей Долгий, директор ЗиО-Подольска в 1960–1974 годах 

Долгий – уже заместитель главного инженера – услыхал, как присутствующие называли чернобородого «товарищ академик», и ахнул: «Сам Курчатов! Неужели что-либо связанное с атомным оружием?»

– Цель другая, – объяснил Курчатов. – Надо изготовить паронагреватель для атомной электростанции. Первой в мире. Беретесь?

– Надо попробовать, – выделяя округлые «о», произнес Долгий.

…Вот ведь как: Игорь Васильевич размещал задания для первой атомной не на одном Подольском им. Орджоникидзе – на многих заводах. И паронагреватель по узлам был поручен многим. Но крутились станки, искрились снопы сварки и, принимая очередные изделия, академик не мог сдержать себя:

– У вас, подольчан, лучше. Объясните, почему?

А почему? Как скажешь, что новое все обостряет в тебе самом: и уже накопленное мастерство, и жажду познания, и гордость, и стремление не уронить, а еще выше поднять честь заводской марки. Однако можно было и в тот, первый день признаться: завод не подготовлен. Так, собственно, и было. Тогдашний директор завода, к которому сначала обратились с новым заказом, говорил чистую правду: нет ни оборудования, ни кадров, способных взять на себя новую задачу. Долгий это знал. И все же пошел на риск. Пошел на испытание себя и тех, в кого верил, кого уже знал, как себя. И не ошибся ни в себе, ни в них, как не ошибся в десятках тех, кто составил тогда завод в заводе – так называемое спецпроизводство».

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"