Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

На одном языке

Интервью директора по развитию международных рынков АЭМ Романа Мурашова

На одном языке
Можно ли покинуть дом самурая без разрешения хозяина? Стоит ли показывать египтянам подошвы своих ботинок? Об успехах и трудностях машиностроительного дивизиона за рубежом, а также о важности учитывать при переговорах культурные особенности народов говорим с директором по развитию международных рынков АО «Атомэнергомаш».

Прорыв на европейском направлении

– Минувший год для Атомэнергомаша оказался богатым на события. Какие проекты и направления работы вам кажутся наиболее значимыми?

– Во-первых, в 2017 году мы активизировали взаимодействие с так называемыми ОЕМ-производителями*. Мы видим, что зарубежные партнеры заинтересованы в выходе на российский рынок, в том числе через создание консорциумов, через реализацию совместных проектов. При этом они видят в АЭМ надежного производителя, способного решать задачи под ключ. Многие готовы рассматривать как частичную, так и полную передачу нам своих технологий, локализацию производства на наших мощностях. Второй аспект международного сотрудничества – участие предприятий АЭМ в строительстве атомных электростанций за рубежом по российскому дизайну и в модернизации ранее возведенных объектов. Один из примеров – Армянская АЭС, для которой «ЗиО-Подольск» делает сепаратор-перегреватель, ­ЦНИИТМАШ ремонтирует реакторную установку, а «Гидропресс» оценивает техническое состояние оборудования. Отдельно стоит отметить совместный проект с французской госкорпорацией EDF, управляющей всеми АЭС Франции. В начале прошлого года мы начали аттестовывать наши производства для допуска к европейским тендерам, в том числе в рамках этой аттестации нам нужно будет произвести металлическое изделие, которое выдержит ряд испытаний в лабораториях ЦНИИТМАШ. Этот проект реализуется нами совместно с компанией «Росатом-Международная сеть». Отдельные слова благодарности – представительству Росатома в Западной Европе, лично Андрею Рождествину и всей его команде.

Активно ведется работа с иностранными лицензиарами (Chiyoda Corporation, Technip-FMC, Tecnimont S.p.а, Linde Group, UOP) по поставке оборудования предприятий машиностроительного дивизиона в российские проекты нефтегазопереработки, реализуемые по зарубежным технологиям. Мы ведем переговоры с иностранными производителями по локализации оборудования, которое не производится в России. В зависимости от наличия технологичного задела и компетенций предприятий группы прорабатываются различные формы сотрудничества, обеспечивающие разную глубину локализации. Эта задача особенно актуальна для импортозамещения уникального оборудования для российских СПГ-проектов.

– Каковы приоритетные задачи в международном бизнесе в этом году?

– Все проекты, которые мы только что обсудили, долгоиграющие, и, безусловно, они будут занимать нас и в 2018-м, и в последующие годы. Если говорить о приоритетах, то важнейший из них – это развитие новых продуктов. Мы также активно работаем по проекту с американской корпорацией General Electric, для которой наше предприятие Энергомашспецсталь, вероятно, будет поставлять металл для роторов и других компонентов. Кроме того, Росатом объявил 2018-й годом малых проектов общей стоимостью до 50 млн долларов, со сроками реализации в пределах двух-трех лет. И компетенции наших машиностроителей в этой части достаточно велики. На мой взгляд, атомная электростанция – это самый технологически сложный продукт на Земле. И если мы в состоянии построить АЭС, мы сумеем произвести любое оборудование – для газо-нефтехимии, теплоэнергетики, малой гидроэнергетики, чего угодно. Наша задача – показать рынку, что Рос­атом, и АЭМ в частности, – это не только атом.

– И тогда вытекающий из предыдущего вопрос: в чем преимущества АЭМ и что нужно еще усиливать, чтобы успешно работать на глобальных рынках?

– В первую очередь мы уникальны своими людьми – конструкторами, учеными, инженерами, сварщиками, высоким уровнем конструкторской мысли в целом. Наша история, наши наработки, сформированные еще в СССР, позволяют решать задачи любой сложности, причем, как я уже отмечал, не только в атомной отрасли. Из тех сфер, где нам еще предстоит качественно вырасти, я бы назвал навык профессионального ведения переговоров. В Росатоме реализуется программа Global Professional, я проходил ее два года и многому научился. В этом году мы планируем обучить по этой программе часть наших сотрудников. Конечно, нам нужно повышать уровень английского, осваивать профессиональную лексику, чтобы быть ближе к ­партнерам, разговаривать с ними на одном языке. В АЭМ только что закончилась программа языкового тестирования всех сотрудников, участвующих в международных переговорах. По результатам тестов будут сформированы учебные группы. Отдельное направление – расширение аттестаций технических лабораторий наших предприятий, сертификации сварщиков/сварных процедур в соответствии с международными требованиями и нормами. А также реализация проекта по созданию собственного сертификационного центра на базе предприятий ГК. 

Большие амбиции малой генерации

– В 2017 году «выстрелило» направление гидроэнергетики, в частности, создание оборудования для малых ГЭС. Как вы оцениваете его перспективы?

– Свое присутствие в сегменте малой энергетики АЭМ обеспечил еще несколько лет назад, купив крупный пакет акций венгерской компании Ganz. В прошлом году мы довели свою долю до 100% и решили вернуть предприятию его традиционный профиль – производство турбин. Ведь с 1866 года Ganz поставил более 3000 турбин по всему миру, в том числе в Россию. В результате, внутри дирекции по атомной энергетике и новым бизнесам было выделено отдельное направление во главе с Тимофеем Долгих, а мы, со своей стороны, занялись налаживанием контактов с потенциальными заказчиками. Уже в начале прошлогоц года мы подписали соглашение на поставку оборудования для ГЭС с компанией Blue World Power and Energy Services PTY, которая строит ГЭС в Центральной и Южной Африке. Первый проект в рамках этого соглашения – турбина мощностью 1 МВт на водопаде Mphompomo – будет завершен уже в этом году. Мы также активно продвигаем контейнерные мини-ГЭС. Это ноу-хау завода Ganz: два 40-футовых контейнера, в первом из которых колесо, генератор и трансформатор, во втором – система управления. Кстати, в последних числах декабря 2017 года Ganz выиграл два тендера РусГидро на поставку пяти малых ГЭС. Тоже своего рода международное сотрудничество – продвижение технологий зарубежной компании АЭМ на российский рынок. Мы этими тендерами не ограничимся. У РусГидро довольно большая инвестпрограмма, так что рассчитываем поучаствовать и в других проектах.

Самурайский этикет

– Роман, благодаря своей профессии вы много путешествуете, причем по не самым популярным у туристов уголкам планеты. Поделитесь забавными или курьезными эпизодами, которых наверняка у вас накопилось немало.

– В 2015 году, когда я работал в «Русатом Оверсиз», мы готовились к интенсивному общению с египетскими коллегами по опреснительному проекту. Нужно было учесть все культурные нюансы, чтобы переговоры прошли успешно. Во время подготовки выяснилось, что в мусульманском мире крайне оскорбительным по отношению к собеседнику считается демонстрация подошвы своей обуви. Когда в 2008 году в Багдаде в президента США Буша кинули ботинком, это как раз и было максимально возможным для местных оскорблением. В итоге мы несколько дней во время переговоров удерживали себя от попыток закинуть ногу на ногу и очень от этого мучились. Но однажды я все же спросил у египетского переводчика, насколько актуален этот обычай. Тот ответил: «Не заморачивайтесь, никого ваша подошва не оскорбит. Если наши деды и обращали внимание на подобные вещи, то сейчас все проще».

Много сюрпризов нас ожидало при общении с корейцами и японцами. Когда японцу даешь свою визитку, он не просто молча складывает ее в карман или бумажник, как принято у нас, а начинает внимательно изучать и подробно обо всем расспрашивать: где учились, где живете, где ваши заводы и так далее. Когда мы приехали на переговоры в штаб-квартиру «Митсубиси Хэви Индастриз», нас посадили спиной к окну, но лицом к дверям, а наши японские партнеры сели напротив – спиной ко входу. Наши коллеги, которые занимаются этим регионом, объяснили: такова древняя самурайская традиция. Гость всегда сидит лицом ко входу, но не может покинуть помещение, минуя меч хозяина. Короче, никуда не сбежишь, пока тебя не отпустят.

* OEM, original equipment manufacturer – с англ. «оригинальный производитель оборудования» – компания, которая производит детали и оборудование, которые могут быть проданы другим производителям под другой торговой маркой.

Досье

Роман МУРАШОВ, директор по развитию международных рынков АЭМ.

Родился в 1977 году. В 1994 году окончил Финансовую академию при Правительстве РФ по направлению «финансы и кредит». Имеет профессиональные аттестаты для работы на рынках ценных бумаг и в специализированных компаниях. С 1994 по 2014 год занимал различные руководящие позиции в крупных российских инвестиционно-банковских компаниях (в том числе «УРАСИБ», «Глобэкс банк»). В 2014 году присоединился к команде ­Росатома в качестве руководителя проектов компании АО «Русатом Оверсиз» по направлению опреснительных комплексов, интегрированных с АЭС большой мощности, а также проектов по ОПЭБ. В 2016 году был приглашен в АО «Атомэнергомаш» на позицию директора по международной деятельности.

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"