Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

У самолета нельзя курить

Виктор Степанович Шатин, ветеран Петрозаводского филиала «АЭМ-технологии», вспоминает о своей фронтовой юности.

У самолета нельзя курить

Виктор Шатин (слева) с другом

Виктор Степанович Шатин, ветеран Петрозаводского филиала «АЭМ-технологии»:

«В 42-м году, как пришла повестка, мне исполнилось 17 лет. В Североморске, за Мурманском, я служил в 5-й минно-торпедной краснознаменной дивизии, в 9-м гвардейском ­минно-торпедном полку. 

Когда самолет готовится сбросить торпеду и идет на небольшой высоте, все суда, если орудие есть на корабле, стреляют не в самолет – в него сложно попасть, а по воде, чтобы самолет угодил в этот столб воды, который поднимается от выстрела. Самолет попадает в столб воды, моторы глохнут, летчик бросает самолет прямо на вражеское судно. И так гибнет весь экипаж. 20 героев было в нашем ­полку. В живых остался только штурман один да генерал-майор Губанов.

А я пацан был. Нас не пускали летать. Мы самолеты обслуживали. Когда возвращается эскадрилья и кого-то не хватает, мы неделю ходим как дурные. Ведь ребята, которых мы готовили: самолет, торпеды снаряжали, – и вдруг их нет…

Было на войне и хорошее. У нас был клуб имени Сафонова, там кинозал. Туда артисты приезжали. И мы там любили песни петь. Или в кубрике запоем. А как иначе? Не потанцуешь – девчонок-то нету…

А еще знаете, почему я живу до 90 лет? Мы не курили! В авиации бензин, поэтому близко у самолета нельзя курить. Вот я и жив-здоров».

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru