Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Бок о бок с Курчатовым

14 лет подольский завод им. Орджоникидзе возглавлял Алексей Арсентьевич Долгий, всего проработавший на предприятии 30 лет. Боевым крещением для него стало изготовление оборудования для первой в мире АЭС. Публикуем отрывок из книги Юрия Когинова «Долгая фамилия».

Бок о бок с Курчатовым
«...Уже после войны, когда завод им. Орджоникидзе стал забывать о бронированных корпусах «илов» и начал клепать и варить котлы для тепловых электростанций, прибыл в Подольск высокий, спортивного вида человек с длинной черной бородой. Разложили в кабинете директора чертежи, спросили: «Кто возьмется за новую продукцию?»

Долгий – уже заместитель главного инженера – услыхал, как присутствующие называли чернобородого «товарищ академик», и ахнул: «Сам Курчатов! Неужели что-либо связанное с атомным оружием?»

– Цель другая, – объяснил Курчатов. – Надо изготовить паронагреватель для атомной электростанции. Первой в мире. Беретесь?

– Надо попробовать, – выделяя округлые «о», произнес Долгий.

– Назначаем Вас начальником нового производства, – предложил представитель министерства. – Только учтите: никто и нигде в мире эту продукцию еще не делал. Вы – первые. Пока – в одном экземпляре, так сказать, штучно. А следом, может статься, серия: атом должен не только устрашать, как сделали американцы, но и нести людям жизнь. И это обязаны сделать мы, советские люди. Конкретно – вы, подольчане, вместе с учеными, рабочими и инженерами многих других заводов...

...Стремительной, быстрой походкой врывался чернобородый Курчатов в цех, обходил линию станков, участок сварки. И после неизменного «Физкульт-привет!» с прищуром всматривался в металлические поверхности узлов, оглаживая их ладонью.

– Объясните, почему у вас получается лучше, чем у других?

А почему? Как скажешь, что новое все обостряет в тебе самом: и уже накопленное мастерство, и жажду познания, и гордость, и стремление не уронить, а еще выше поднять честь заводской марки. Однако можно было и в тот, первый день признаться: завод не подготовлен. Так, собственно, и было. Тогдашний директор завода, к которому сначала обратились с новым заказом, говорил чистую правду: нет ни оборудования, ни кадров, способных взять на себя новую задачу. Долгий это знал. И все же пошел на риск. Пошел на испытание себя и тех, в кого верил, кого уже знал как себя. И не ошибся ни в себе, ни в них, как не ошибся в десятках тех, кто составил тогда завод в заводе – так называемое спецпроизводство. 

27 июня 1954 года из трубы, поднятой над зданием Обнинской АЭС, вырвалось облачко пара, впервые полученного за счет энергии ядра. От городка ученых, поднявшегося многоэтажными корпусами в густом лесу, отключили другие электро­станции, а широкие окна домов и светильники на проспектах продолжали сиять. С криками «ура», с бокалами шампанского в руках высыпали на улицу все – от академиков до простых рабочих. Радость-то какая: мы – первые!» 

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"