Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Александр Винников

Об интересных страницах в истории ЦКБМ

Александр Винников

Александр Винников – заслуженный конструктор РФ, заслуженный изобретатель СССР, ветеран труда ЦКБМ. Прошел путь от рядового инженера до главного конструктора по дистанционно управляемому и транспортно-технологическому оборудованию. Отмечен медалью «Ветеран труда», ведомственными наградами.

«Всю жизнь мы посвятили любимой работе»


Советник генерального директора ЦКБМ Александр Винников, более 40 лет отдавший предприятию, рассказал «Вестнику АЭМ» о самых интересных страницах истории конструкторского бюро.


– Александр Иванович, расскажите, с чего все начиналось?  

– ОКБ Ленинградского Кировского завода – будущее ЦКБМ было основано постановлением СНК СССР 27 декабря 1945 года. Правительство поставило перед предприятием задачу: разработать оборудование для получения урана-235, пригодного для производства атомного оружия. Первым поручением ОКБ стала разработка турбокомпрессора для прокачки гексафторида урана. Научным руководителем проекта назначили академика Исаака Кикоина; непосредственно руководил разработкой главный конструктор ОКБ Лазарь Аркин, а куратором выступил лично Лаврентий Берия. Понятно, каково нашим специалистам работалось под присмотром такого «куратора», в каком темпе приходилось решать сложнейшие технические задачи! В результате проект успешно завершили, а его участники, включая Аркина, получили Сталинскую премию. Некоторое время спустя ОКБ объединили с СКБ Ленинградского станкострои­тельного завода и переименовали в ЦКБМ. 


–  Как вы пришли в бюро? Каковы были ваши первые впечатления? 

– На работу в ЦКБМ я пришел на должность инженера-конструктора. И оказался в среде высокопрофессио­нальных специалистов, где многому учился, развивался и рос. Мне нравилась четко организованная структура предприятия, наличие экспериментальных лабораторий и опытного производства, и самое главное – множество работающих в коллективе корифеев, на которых равнялась молодежь, стремясь добиться таких же творческих высот.


– Кто из корифеев произвел на вас самое большое впечатление? 

– Мне довелось работать с академиком Исааком Константиновичем Кикоиным. Я даже был одним из его соавторов при изобретении аппарата для синтеза летучего соединения плутония. Но наибольшее влияние на мое профессиональное развитие оказал Лазарь Аркадьевич Аркин. Его я и считаю своим учителем.


– На счету специалистов ЦКБМ десятки уникальных разработок. Какие проекты в истории бюро вы бы назвали знаковыми, наиболее важными для страны?

– Я бы отметил газовые центрифуги для разделения изотопов урана, на 20 лет опередившие западные ­аналоги, главные циркулярные насосы для энергоблоков АЭС с ­реакторами типа ВВЭР, уникальную перегрузочную машину, выполняющую перегрузку ядерного топлива без остановки реактора типа РБМК. Нельзя не сказать и о наших комплексах дистанционно управляемого оборудования для обращения с отработанным ядерным топ­ливом в защитных камерах АЭС.


– А какие ваши изобретения вы оцениваете как особенно значимые для отрасли? 

– Давайте сразу оговоримся: конструирование – это процесс коллективного творчества. Это же ­относится и к большинству изобретений. Из тех, что были сделаны с моим участием, отмечу технологии и устройства для безопасного обращения с отработанным ядерным топливом при его разделке и упаковке для транспортировки в долговременное хранилище. Они уже используются на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС, на ГХК.


– Работа в атомной и военной отраслях нередко сопряжена с авралами. А были ли в вашей практике случаи, когда результата удалось достигнуть в рекордные сроки? 


– Авралы в конструкторской работе малопродуктивны. Другое дело – когда произошла авария и возникла угроза для персонала и всего предприятия. В таких случаях конструкторы входят в особое психическое состояние. Благодаря адреналину, поступающему в кровь, достигается максимальное умственное напряжение, которое не ослабевает, пока не будет найден выход из ситуации. Предложенные в результате такого мозгового штурма решения часто бывают весьма остроумными. Например, однажды мы поставили на АЭС для системы газоочистки аппараты – поглотители влаги, а они оказались неработоспособными. При испытаниях после монтажа выявили, что заполнявший их цеолит содержит много мелкой фракции в виде пыли, которая газовым потоком выносится из аппаратов и образует в трубопроводах и запорной арматуре твердые отложения. В таком случае требуется установка в аппаратах фильтров-пылеуловителей, а на то, чтобы вернуть их на предприятие, разрезать, изготовить и установить фильтры, сварить снова, потребовалось бы несколько месяцев. Однако конструкторы за нескольких дней решили проблему, предложив конструкцию фильтров, которые можно устанавливать в аппараты через выходные патрубки. Устройство признали изобретением, ЦКБМ его запатентовало.

– Какое ваше самое яркое воспоминание за годы работы в ЦКБМ?

– Пожалуй, это борьба за сохранение творческого коллектива в разрушительные 90-е годы XX века. Заказов Минатома не стало. У атомных станций не было средств, чтобы оплатить сделанную для них работу. От безденежья многие предприятия просто разваливались. Мы же искали хоть какую-то работу, в том числе и в других отраслях промышленности – в пищевой, алюминиевой. Например, разработали комплекс оборудования для производства колбасы, станок для обработки слитков на фольгопрокатном ­заводе. Платили нам за работу тем, что было у заказчика: киловатт-­часами, стеклом, шифером, алюминиевыми слитками, консервированной фасолью в банках. Все это мы как-то превращали в деньги, чтобы выплатить зарплату сотрудникам. В те годы мы потеряли более трети коллектива, но выстояли.


– Вы до сих пор работаете с молодежью. Отличаются ли ваши молодые коллеги сегодня от вас и людей вашего поколения в их возрасте? 

– Среди пришедших на работу в ЦКБМ молодых специалистов немало способных конструкторов. Но у нынешней молодежи совсем другие материальные запросы, чем были у нас в их возрасте. Многие не удовлетворены своей заработной платой, кто-то уходит с работы, подыскав более хлебное место. У таких, как я, в наше время особого выбора не было. Всю жизнь мы посвятили любимой конструкторской работе, учились самостоятельно принимать решения и не боялись ответственности за них. 

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru