Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Вся соль в подходе

24 марта на проектной сессии Росатома обсуждался новый продукт Атомэнергомаша – опреснительный комплекс большой мощности, интегрированный с АЭС. Компания готова предложить каждому заказчику именно то технологическое решение, которое соответствует его потребностям.

Автор: Анжела Микоян Фото: Евгений Лихацкий

Вся соль в подходе
Работа в группах. Дискуссия специалистов по внешним продажам и маркетингу


Перспективная интеграция

По данным ООН, к 2025 году недостаток питьевой воды будет испытывать 25% населения. Сделать питьевые ресурсы мира возобновляемыми способны опреснительные комплексы.

По данным экспертов, выступавших на проектной сессии Росатома, рынок опреснения показывает хорошую динамику роста: по разным оценкам, от 8,9 до 15–17%. К 2030 году мощности опреснительного оборудования вырастут в два раза, минимум удвоится и спрос на него. Аналитики прогнозируют, что в ближайшие пять лет в рынок будет инвестировано более 10 млрд долларов.

«Опреснительный завод использует в своем производстве водяной пар и электроэнергию, поэтому преимущества интеграции комплекса с АЭС очевидны: это оптимизация эксплуатационных и капитальных затрат. Речь идет и о совместном использовании инфраструктуры: интеграция опреснительного комплекса не требует значительных изменений проекта АЭС, – говорит Дмитрий Репин, руководитель направления «Чистая вода» АО «Атомэнергомаш». – Добавлю, что 50–60% стоимости кубо­метра опресненной воды – это расходы на тепловую и электроэнергию. За счет интеграции мы можем снизить этот показатель, а значит, уменьшим и себе­стоимость опресненной воды. По предварительным расчетам, кубометр воды будет стоить минимум на 10% дешевле».

То, что нужно

Ключевое преимущество нового продуктового решения, разрабатываемого Атомэнергомашем, заключается в его гибкости. Выбор технологии опреснительного комплекса зависит от многих факторов, в том числе от исходных показателей морской воды.

«Самая распространенная в мире технология опреснения воды – обратный осмос, на нее приходится 60% всего рынка. Однако для нас важно учесть, что эффективность технологии зависит от состава морской воды. Чем выше уровень соли, тем больше электроэнергии нужно потратить, чтобы опреснить воду, – объясняет Ирина Устимова, главный специалист проектного офиса по водоподготовке и опреснению АО «Атомэнергомаш». – Для регионов с повышенным содержанием соли в воде эффективнее ­окажутся другие опреснительные технологии. А при наличии дешевого источника пара термический метод обессоливания может быть неоспоримо дешевле обратноосмотического. Мы готовы предложить заказчику наиболее выгодный для него вариант оборудования для опреснения».

В этом-то, как говорится, и соль: у каждого метода свои преимущества и недостатки, однако АЭМ может предложить опреснительный комплекс, интегрированный с АЭС и сочетающий в себе термический и мембранный методы обессоливания. Такая гибридная технология при высоком содержании соли в морской воде будет экономичной и эффективной. Даже при остановке энергоагрегатов население получит качественную питьевую воду.

Ирина Устимова уверена, что большинство потенциальных заказчиков АЭМ сделают ставку на гибридную систему, совмещающую в себе и термический, и обратноосмотический методы обессоливания. Дело в том, что нет идеально подходящей технологии. Так, например, обратноосмотическое обессоливание имеет жесткие требования по предочистке морской воды, что влияет на капитальные затраты, но при этом отличается минимальными эксплуатационными затратами и компактностью.

К слову, об автоматизации разных технологий обессоливания: на первом в СССР опреснительном заводе, работающем на ядерной генерации (построен в 1967 году в городе ­Шевченко, ныне Актау, Казахстан), трудится 90 человек, установка ежедневно производит около 10 тысяч м3 воды. А вот известная на весь мир обратно­осмотическая установка в ­Сингапуре производит 318 тысяч м3 воды в сутки, притом что на заводе всего 35 сотрудников.

«Технология обратного осмоса может оказаться наиболее актуальной для стран с высокой стоимостью рабочей силы», – говорит Денис Макиенко, руководитель направления проектного офиса по водоподготовке и опреснению АО «Атомэнергомаш». Это, например, Арабские Эмираты. Инвестиции в автоматизацию быстро окупятся. С другой стороны, термическая технология с возможностью автоматизации станет идеальным решением и для рынка с низким качеством сервисного обслуживания. В таких странах, как Китай, Индия, Киргизия, Афганистан, где персонал, обслуживающий оборудование, не обладает необходимыми знаниями, заказчик сможет нивелировать влияние человека на технологический процесс.

Есть спрос – даем предложение

Многие страны мира, испытывающие дефицит чистой питьевой воды, ждут, когда кто-то предложит им готовое решение проблемы. Специалисты АЭМ провели маркетинговое исследование и определили круг своих потенциальных заказчиков. В их числе: Китай, Иран, Индия, Саудовская Аравия, Алжир. По каждой из приоритетных стран уже разработаны предварительные технико-экономические предложения, рассчитаны объемы производительности питьевой воды и обоснованы наиболее эффективные опреснительные технологии.

Для примера: потенциально выгодным заказчиком АЭМ в Алжире является энергетическая компания ALEPCO (входит в состав Sonatrach, крупнейшей государственной нефтегазовой компании страны). С Саудовской Аравией Атомэнергомаш будет выстраивать особые отношения, ведь именно эта страна знает толк в опреснении: ежедневно здесь производят 15 млн м3 питьевой воды (в том числе опреснительные комплексы работают на солнечной энергии). Китай, сотрудничество с которым закреплено строительством Тяньваньской атомной станции, тоже требует особого подхода: страна ежедневно производит 4,8 тысячи м3 опресненной воды, однако из-за удаленности регионов друг от друга вынуждена тратить огромные средства на ее транспортировку. Возможно, лучшим экономическим решением в данном случае станет строи­тельство нового опреснительного комплекса, интегрированного с АЭС.

Конкурсный отбор

Подготовка проекта «Чистая вода» подошла к финишной прямой, однако сотрудникам проектного офиса еще предстоит решить ряд важных задач, одна из которых – поиск технических партнеров. Им Атомэнергомаш предъявит самые строгие требования: чтобы оборудование компаний соответствовало международному уровню качества, операционные затраты и капрасходы на закупку оборудования (показатели OPEX и CAPEX) были конкурентоспособными, а главное – 65% оборудования должно изготавливаться на территории России.

«Мы уже проанализировали потенциальных технических партнеров, выбрали шесть наиболее подходящих под наши требования. Переговоры с претендентами находятся на различных этапах, что вызвано как серьезностью требований, предъявляемых нашей компанией, так и позицией потенциальных партнеров. С одним из них уже подписан меморандум о взаимопонимании», – говорит Дмитрий Репин.

Работа по проектированию и строи­тельству опреснительного комплекса, интегрированного с АЭС, займет от двух до двух с половиной лет. ­Атом­энергомаш в своих силах уверен, ведь необходимые опыт и знания у компании есть. А значит, вскоре появятся и заказчики, которые нуждаются в чистой питьевой воде.

До 170 тысяч кубометров пресной воды в сутки сможет производить интегрированный с АЭС комплекс опреснения при совмещении термического и мембранного методов обессоливания


Подробнее о проекте «Чистая вода» читайте в интервью с Ксенией Сухотиной. 

Отправить комментарий

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru