Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Мы новый МБИР построим

Предприятия Аэтомэнергомаша принимают участие в одном из самых масштабных научных проектов ядерной отрасли в мире. В Волгодонском филиале АО «АЭМ-технологии» полным ходом идет изготовление корпуса и опорных конструкций многофункционального исследовательского реактора на быстрых нейтронах (МБИР). Корреспондент «Вестника АЭМ» побывала в Димитровграде на территории закрытого института НИИАР, где и будет размещаться уникальный реактор.

Автор: Екатерина Коновалова; фото: Евгений Лихацкий

Первые в мире

Самое интересное для меня – строящийся многоцелевой быстрый исследовательский реактор (МБИР). Проект уникален, до сих пор не имеет аналогов в мире. Любопытно, что при создании МБИРа иностранные технологии не используются – российской технической и научной базы для этого вполне хватает. Инновационный МБИР заменит единственный существующий сейчас в Европе исследовательский реактор на быстрых нейтронах БОР-60. БОР выполняет свои задачи на очень высоком уровне, но МБИР его превзойдет в разы.

1_niiar.jpg

Стройплощадка МБИРа. Через год на месте этого котлована будет воздвигнут новый исследовательский реактор


Пока МБИР – это не до конца засыпанный котлован, но работы идут активно. Нас встречает начальник департамента строительства МБИРа Сергей Киверов. Надолго оставить объект он не может, но с удовольствием рассказывает о работе – уже к концу года на месте котлована на 20 метров вверх поднимутся стены здания. Параллельно устанавливается часть оборудования. Сам реактор будет смонтирован на следующий год, когда его корпус изготовят в Волгодонском филиале АО «АЭМ-технологии». А в работу его запустят, по планам, в 2020 году.

2_niiar.jpg

Начальник департамента строительства МБИР Сергей Киверов


Ускоряя время

Потенциал у МБИРа громадный. На нем можно будет проводить испытания для атомной и ракетной промышленности, для медицины и приборостроения, а заодно и выдавать 55 МВт в час в энергосистему Димитровграда. МБИР будет формировать интенсивный поток быстрых нейтронов (его мощность – 150 Мегаватт, в два с половиной раза выше, чем у ближайшего действующего аналога – реактора БОР-60). Судите сами: исследования, на которые на обычных реакторах уходят годы, на МБИРе займут несколько месяцев. В проекте заложена возможность проводить исследования для разных типов теплоносителей.

3_niiar.jpg

В НИИАР на площади 15 кв. км расположено шесть реакторов, действующих и строящихся. Вот один из них – энергетический реактор ВК-50


Вечный двигатель?

С МБИРом связаны и крайне амбициозные планы – специально под него в НИИАР перестраивается полифункциональный радиохимических комплекс, который позволит заново «оживлять» отработанное МОКС-топливо. Сергей Киверов поясняет: «Сейчас отработанное топливо просто захоранивают, а в будущем мы сможем перерабатывать его и снова использовать». Топливо для работы НИИАР тоже планирует производить самостоятельно, так что, по словам Сергея Киверова, получится замкнутый цикл ядерного производства на отдельной площадке. Такого еще нет нигде в мире!

4_niiar.JPG

Сотрудник НИИАР рассказывает журналистам о многопетлевом исследовательском реакторе МИР. В центре – наш спецкорр Екатерина Коновалова


В гостях у дедушки

«Старший родственник» МБИРА – БОР-60 (быстрый опытный реактор мощностью 60 МВт), тоже действует в НИИАР. Взглянуть на «дедушку» МБИРа мне не удалось – на нем как раз шла перегрузка топлива. Зато повезло встретиться с заместителем главного инженера БОРа Леонардом Нечаевым. Для него поддержка и эксплуатация реактора – любимое и даже семейное дело: он проработал на нем 30 лет, а его отец принимал активное участие в строительстве БОРа. Леонард с удовольствием рассказал о пока единственном в России и Европе исследовательском реакторе на быстрых нейтронах: «Мы изучаем топливо для любого типа реакторов, вырабатываем электроэнергию и тепло, проводим испытания замедляющих материалов (поглотителей нейтронов), нарабатываем различную радионуклидную продукцию… Чтобы перечислить все направления работы, мне не хватит пальцев на двух руках!».

5_niiar.jpg

Вот так выглядит МИР, на котором изучается топливо для реакторов


Благодаря быстрым нейтронам все процессы на БОР-60 проходят в ускоренном темпе. Леонард поясняет: «К примеру, есть корпус из определенного вида стали, и нужно выяснить, сколько она еще проработает. Образец этой стали помещают в БОР, и под воздействием потока быстрых нейтронов получается ускоренное испытание – за полтора года можно отследить изменения, на которые в реальных условиях понадобится 100 лет. А на МБИРе на это уйдет 6–7 месяцев».

На функционал реактора влияет и теплоноситель – БОР работает на натрии, тогда как большинство реакторов (типа ВВЭР) – на воде. Преимуществ множество. Натрий не замедляет нейтроны, к тому же, он значительно безопасней.

До 2020 года БОР будет выполнять полный комплекс исследований, а с открытием МБИРа постепенно уйдет «на пенсию» – к тому моменту реактору будет более 50 лет.

Спасая жизни

Но и помимо строительства научного и технического флагмана – МБИР, в НИИАРе, обладающем уникальной реакторной и технологической базой, продолжаются перспективные исследования в различных направлениях. Ненадолго я заглянула в отделение радионуклидных источников и препаратов (ОРИП), где меня встретила помощник начальника отделения Елена Калевич.

Основная производственная задача ОРИП – химическая переработка облученных в реакторах мишеней, выделение целевых радиоактивных изотопов и изготовление конечных продуктов (источников ионизирующего излучения, радиоактивных препаратов). Всего здесь производят несколько десятков различных изотопов, применяемых в технике и для научных исследований, а также в медицине.

6_niiar.jpg

Вся работа с радиоактивными изотопами проводится с помощью манипуляторов в закрытых камерах 


Мне удалось побывать в производственном помещении, где происходит радиохимическое выделение молибдена-99. Это материнский изотоп для получения в специальных устройствах, изотопных генераторах, целевого изотопа – метастабильного технеция-99m. Именно 99mTc широко используется в кардиологии, онкологии, неврологии и других областях медицины. Для непосвященных многочисленные камеры за толстыми стеклами, оснащенные манипуляторами и компьютерами, скорее похожи на приборы из фантастических фильмов, специалисты же с их помощью имеют возможность работать с удивительными веществами, помогающими спасти множество человеческих жизней.

Елена поясняет: «Важность молибдена-99 сложно переоценить – около 90% диагностических процедур выполняется с использованием препаратов, полученных на основе 99mTc. Далеко не всегда раковые опухоли и иные новообразования легко диагностируются обычными методами, особенно на ранних стадиях. Введение же в организм соединений технеция-99m позволяют с большой точностью определять локализацию опухоли».

Науке нужны крылья

К сожалению, не слишком развитая транспортная инфраструктура и малый период полураспада молибдена-99 (66 часов) усложняют задачу своевременной доставки продукта заказчикам – особенно в дальнее зарубежье, например, Бразилию или Японию. Однако специалисты НИИАР и с этой задачей справляются успешно: из международного аэропорта Курумоч груз летит с «пересадками» в Праге, Стамбуле или Москве. Радиоактивные грузы перевозят на самолетах обычными пассажирскими рейсами, в грузовом отсеке, упакованными в специальные защитные транспортные контейнеры, с соблюдением всех норм и требований Международной организации гражданской авиации. Учитывая скорость полураспада, для доставки определенного количества вещества нужно переработать примерно вчетверо большее количество материала.


7_niiar.jpg

Елена Калевич, помощник начальника ОРИП, показывает макет радиоизотопной сборки – точно такой, как те, которые помещаются в реактор 



Кроме молибдена-99 для медицины в НИИАРе изготавливают препараты стронция-89, иода-131, иода-125, вольфрама-188, лютеция-177, рутения-106 и другие.

«За рубежом ядерная медицина развита значительно лучше, – сокрушается Елена, – у нас она пока в зачаточном состоянии. Клиники оборудуются очень медленно, но мы готовы сотрудничать с медиками и соответствовать запросам современной науки. Опыта для этого у нас хватит».

8_niiar.jpg

Такие перчатки позволяют выполнять операции с радиоактивными препаратами буквально «вручную»


А что еще?

НИИАР проводит множество крупномасштабных экспериментов. Осмотреть институт за один раз не получится, ведь здесь действует крупнейший в Европе материаловедческий комплекс. В его зданиях расположено более 50 «горячих» камер и более 100 защитных боксов с современным исследовательским оборудованием. Работает радиохимический комплекс. Производится ядерное топливо. Специалисты института выполняют заказы для российских и зарубежных компаний. Так, источники излучения на основе кюрия-244, производимого в НИИАР, применяются в исследованиях в различных космических программах.

9_niiar.jpg

В музее НИИАР можно познакомиться с основными вехами истории института, изучить 3D-план территории и даже потрогать макеты ТВЭЛов


Направляемся на стройку. Кстати, перемещаться по территории института можно только в сопровождении определенных сотрудников и по строго установленным маршрутам, а сделанное без разрешения селфи на фоне градирен придется удалить – НИИАР охраняет военное подразделение, и безопасность здесь на высшем уровне. 

Атомная энергетика Наука Инновации Новые продукты

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru