Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Михаил Соломонов

Об информационных технологиях

Михаил Соломонов

Какие изменения в сфере IT планируются в дивизионе? Что означает цифровизация для промышленной компании? Будет ли у нас быстрый терминальный Интернет? На эти и другие вопросы нашей газете отвечает Михаил Соломонов, директор Департамента информационных технологий АЭМ.
   
Михаил в IT с 14 лет, успел поработать и за рубежом, и в крупных российских компаниях. Пришел в АЭМ несколько месяцев назад. Даже не пришел, а, образно выражаясь, стремительно въехал на мотоцикле, ведь байк – его любимый вид транспорта. «Но не нужно записывать меня в ракеты, пролетающие между машинами на вдвое большей скорости, – говорит собеседник. – Я выбираю мотоцикл исключительно из-за того, что он экономит мне время от дома до работы и обратно в среднем на 60 минут в день». Ускорять, сокращать и оптимизировать – это, по мнению Михаила, и одна из главных функций IT-подразделения.


Михаил, сейчас в Атомэнергомаше идет процесс формирования новой IT-стратегии. Какой она будет?

– Нельзя говорить о новой IT-стратегии, потому что в дивизионе такого документа ранее не было. Была единая стратегия развития IT в госкорпорации, и в ее рамках каждое предприятие уже развивалось по мере своих возможностей. У кого-то это получалось лучше, у кого-то чуть хуже. Наша задача сегодня – выстроить четкую горизонтальную вертикаль и внутри нее также наладить эффективное горизонтальное взаимодействие.

Поясню, что я имею в виду. Исторически так сложилось, что на предприятиях Атомэнергомаша функциональные подразделения по IT существенно отличаются друг от друга. Есть предприятия, где весь функционал обеспечивает один сотрудник, а где-то таких сотрудников десятки. Естественно, это отражается на общем состоянии IT-сферы дивизиона.

Есть предприятия – например, ОКБМ Африкантов, где почти все процессы автоматизированы, до блеска отшлифованы и работают на твердую четверку. На других информационные технологии находятся на уровне администрирования школьного кабинета информатики. Наша задача – привести предприятия дивизиона к общему знаменателю.

Поэтому ключевой фактор, на который опирается новая стратегия, – вертикальное управление и горизонтальное функцио­нальное взаимодействие. Это когда, с одной стороны, из корпоративного центра можно дотянуться до любого предприятия. А с другой – лучшие практики, которые действуют на одном предприятии, должны быть доступны для тиражирования на других. Зачем специалистам из Волгодонска, например, тратить время и силы на создание того, что уже давно используют в Нижнем Новгороде?

Сейчас эта модель выстраивает­ся. Не могу сказать, что процесс идет гладко, но за счет постоянного диалога с IT-подразделениями на предприятиях, встреч и ­разъяснений мы начали продвигаться вперед. Также помочь должны со­здаваемые нами центры компетенций, где будет налажен обмен опытом. Например, центр компетенции по инфраструктуре возглавит представитель ОКБМ Африкантов

Юрий Юрченко. Именно на этом предприятии самая сильная экспертиза по инфраструктурным вопросам, включая информационную безопасность в инфраструктуре.

 

Какие еще задачи ставит перед вами новая IT-стратегия?

– Одна из основных – это обеспечение прозрачности управленческих и производственных процессов для руководителей компании. И тут у IT не только сервисная функция. Мы должны дать им инструменты, которые позволяют увидеть реальность, не искаженную «человеческим фактором». Это такая ключевая задача, которая ставит колоссальное количество других. Дальше будем решать вопросы мобильности сотрудников, однократного ввода данных в информационные системы.

 

Один из насущных вопросов со стороны сотрудников АЭМ – это интеграция различных систем и оптимизация, например, договорной работы. Планируется ли их решение в ближайшее время?

– Да, это как раз одна из задач, включенных в упомянутую выше. Но надо понимать, что это комп­лексный вопрос, который в том числе упирается и в функционал ЕОСДО. А здесь мы можем управлять, скажем так, на уровне пожеланий и просьб. И дальше будет достаточно длительная процедура рассмотрения и принятия решений. Потому что любые изменения в системах, которыми пользуются больше 100 тысяч человек, – это сложный процесс. И в любой момент могут сказать: «Нет, вы знаете, остальные не заинтересованы в таких изменениях, они нужны только вам».

На текущий момент в рамках разработки стратегии цифровизации Росатома мы обсуждаем, что должна быть какая-то единая централизованная система, которая будет взаимоинтегрирована и все вопросы между собой будут объединены в ней. Но в перспективе в один-два года ожидать ее появления не приходится – это просто физически невозможно.

При этом системы, развитие которых зависит напрямую от нас, мы, конечно, будем совершенствовать. Например, внутренний корпоративный портал АЭМ. Сейчас он практически не работает, особенно в части сервисного функцио­нала. Мы планируем к середине или к концу следующего года его модернизировать и перезапустить. Понятно, что всю бюрократию убрать не получится, но многие процессы удастся автоматизировать – например, заказ визиток, решение каких-то хозяйственных вопросов, что существенно снизит количество ручной работы.

После перевода всех на терминальный Интернет существенно упала скорость соединения. Планируется ли как-то решать этот вопрос?

– Я точно так же, как и все сотрудники, имеющие доступ к Сети, пользуюсь терминальным Интернетом. Совершенно согласен с коллегами: невозможно работать, когда ты нажимаешь на страничку – и уходишь в конец 1990-х – начало 2000-х. Мы стараемся решить эту проблему, в частности, добавлен еще один сервер к терминальному Интернету. Сейчас тестируем это решение, скорость должна возрасти. Если этого не хватит – добавим еще.

 

После внедрения новых систем или существенного обновления действующих происходит длительный период адаптации сотрудников к работе в них. Планируется ли вводить какие-то семинары или тренинги, чтобы работники АЭМ и предприятий быстрее их осваивали?

– В рамках внедрения любой информационной системы есть процесс обучения. У нас это как обязательная часть, догма. Но есть другая проблема – необходимость дополнительного обучения всегда воспринимается пользователями как отвлечение от какой-то основной деятельности. Я сейчас говорю в общем, не касаясь АЭМ. Многие воспринимают процесс обучения очень формально. Они не вникают в процесс, не задают вопросов, а потом все возникшие проблемы «приземляются» на службу технической поддержки. К сожалению, это такая данность, наверное, в нашей жизни. Ситуация лучше, когда люди вовлечены, когда понимают, что неизбежность настала, и завтра им этой системой придется пользоваться. И если они сегодня не на­учатся, то завтра не смогут работать. Такое понимание есть не всегда, но мы в любом случае будем создавать необходимые возможности для обучения, в том числе вместе с коллегами из блока управления персоналом.

 

А как вы обучаете своих сотрудников и учитесь сами?

– Мне постоянно приходится что-то читать, изучать, общаться в профессиональных сообществах, для того чтобы просто не отстать от изменений и появления новых технологий. Нет хуже айтишника, который не понимает, что происходит рядом. Я посещаю разные профильные мероприятия, внешние семинары, конференции, а также Академию «Росатома», куда меня приглашают для «прокачки» управленческих навыков. Для сохранения гибкости ума буквально несколько месяцев назад окончил девятинедельный курс по программированию на языке Python. Что касается сотрудников IT на предприятиях, то они тоже развиваются, каждый в своей области. В этом нам помогают центры компетенций, курсы, которые мы организуем.

 

Что такое цифровизация применительно к IT-технологиям? В чем она заключается?

– Я участвую в группе по цифровизации всей Госкорпорации «Рос­атом», у нас происходят встречи, мы общаемся. Как всегда, есть общее мнение – есть личное. На мой взгляд, главное в цифровизации – это трансформация всех процессов, а не только повсеместное внед­рение цифровых технологий.

Я помню, четыре года назад у нас из каждого чайника рассказывали про «Интернет вещей» и все, что с ним связано. А еще шесть лет назад все поголовно рассуждали про облачные технологии и BYOD*, и про то, что все сотрудники скоро смогут работать со своими девайсами, а необходимость в рабочих местах вообще отпадет. И вот сегодня мы видим, что на самом деле революции не случилось ни там, ни там. Изменения идут, технологии развиваются, но вполне поступательно. Те, кто внедрял их раньше, – продолжают внедрять; те, кто оставался на месте, практически там же и остались.

И в промышленности происходит ровно то же самое. Уже давно используются и «умные» станки, и системы управления производством. Но это нельзя назвать цифровизацией в полном значении этого слова. Цифровизация, на мой взгляд, – это изменение организационной модели, бизнес-модели компании, организации внутренних процессов, а затем уже поддержка этих изменений информационными технологиями. Простой пример: заказ пропусков на режимных предприятиях. С точки зрения информационных технологий автоматизировать этот процесс можно за несколько дней. Но появляется сразу много юридических вопросов, вопросов по линии безопасности, которые требуют своего решения.

То есть важны комплексные изменения, которые затрагивают все бизнес-процессы, а не только сферу IT. Поэтому мы сейчас системно создаем все, чего у нас не хватает, и планируем сразу следующие шаги для того, чтобы понимать: как мы будем использовать наши цифровые объекты, цифровые двойники и т. д.

 

У вас необычное хобби для айтишника – рисование…

– Всегда хотел научиться рисовать. Окончил музыкальную школу по классу аккордеон, умею играть на домре, гитаре, а вот рисовать не умел. Но год назад, в перерывах между большими проектами, научился. Теперь рисую везде, где можно: карандашом, акрилом, гелевыми ручками. Последний раз летел в самолете и нарисовал какие-­то смешные картинки. Понятно, что до уровня профессионального художника мне далеко, но я рисую для себя. Еще когда есть время, играю в компьютерные игры, причем, на мой взгляд, это не просто развлечение. Они позволяют развивать стратегическое мышление, планировать много­ходовые операции, а ситуации зачастую бывают сложнее, чем в жизни.

* Bring your own device.

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"