Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Как-то раз под Новый год…

Свои новогодние и рождественские истории – удивительные, трогательные, веселые – есть, наверное, у каждого человека, который любит зимние праздники. В последнем номере уходящего года мы попросили рассказать их и топ-менеджеров различных предприятий Росатома в России и за рубежом.

Зачем в Иране сало трут

Мухонько А.А (3).jpg
Александр Мухонько, заместитель главного конструктора департамента оборудования атомного машиностроения ПАО «ЗиО-Подольск», начальник управления оборудования АЭС № 3:
Binder1_Страница_09(1).jpg Советские специалисты в Иране. Фото из архива Александра Мухонько

«С 1997 по 2007 год в служебных командировках в Иране побывало около 200 заводчан: конструкторы, технологи, сварщики, сотрудники дирекции по качеству. Но по количеству командировок все-таки лидерство принадлежало мне: 36 раз. 

В среднем командировки длились 3–4 месяца. Некоторые заводчане встречали и Новый год в Иране. Иранские руководители стройплощадки шли на уступки – делали 1 января для русских работников выходным днем (персидский Новый год – Навруз – отмечается в марте. – Прим. ред.). Мужчины готовились к празднику особенно тщательно. Каждый удивлял кулинарными шедеврами. В меню входили традиционные русские блюда: холодец, квашеная капуста и даже пельмени. Казалось бы, из чего приготовить пельмени и котлеты? Ведь в Иране нет свинины. Мы из дома привозили сало, терли его на терке, добавляли баранину и говядину. Обязательно на столе была и селедка под шубой: селедку тоже привозили с собой. Кроме того, в Иране не было черного хлеба, колбасы, гречки. Дважды я привозил настоящую елку, в остальное время срезали ветки пальмы и вешали на стену. У двоих наших коллег день рождения был 1 января. Если они оказывались в это время в командировке, то Новый год плавно перетекал в празднование дня рождения». 

Забыли про Новый год

Клауч Д.Н..jpg
Дмитрий Клауч, заместитель директора Института металлургии и машиностроения ЦНИИТМАШ, заведующий отделом технологии холодной обработки металлов и зубчатых передач:

«В начале 2017 года завод «ЗиО-Подольск», с которым ЦНИИТМАШ связывают долгие годы тесной дружбы, должен был сдать новый объект – корпус реактора РИТМ-200. В его производстве есть специфическая и очень ответственная операция – прорезка разгрузочных пазов сложной формы на большую глубину.

Обращение к различным компаниям, в том числе зарубежным, показало, что требуются длительные сроки разработки технологии и инструмента. За решение этой сложнейшей задачи вместе с ЗиО-Подольском и взялся ЦНИИТМАШ. В кратчайшие сроки в отделе технологии холодной обработки металлов и зубчатых передач ЦНИИТМАШ был разработан, изготовлен, а затем и запатентован новый инструмент для обработки глубоких пазов сложной формы.

Предновогодние и новогодние дни 2017 года выдались очень горячими! Сотрудники ЦНИИТМАШ и завода работали до 2–3 часов ночи, не отходя от станка. Иногда глубокой ночью нас развозили по домам работники завода, за что мы благодарны им!

Новогодней атрибутики в цехе мы не вешали и Новый год на работе не праздновали – так торопились, что, конечно же, и забыли о нем. А лучшим новогодним подарком было то, что в установленные сроки был сдан первый корпус реактора РИТМ-200 атомного ледокола «Арктика».

Явление золотых поросят

Petr.jpg
Петр Главач, директор коммерческого отдела компании ARAKO (Чехия):

«В нашей семье есть традиция, которая передается по наследству из поколения в поколение. Она связана с золотым поросенком, которого якобы можно увидеть в ночь перед Рождеством, если до этого целый день соблюдать пост. Причем принимать пищу нельзя до захода солнца и появления на небе первой звезды. Насколько мне известно, это довольно старая традиция, дошедшая до нас из глубины веков. Раньше крестьяне держали пост, но не один день – в рождественский сочельник, а целый месяц перед Рождеством в надежде увидеть золотого поросенка. Он считался символом счастья, а золото – символом солнца и скорого наступления весны. 

В то Рождество, о котором я хочу вам рассказать, наши дети решили продолжить семейную традицию и с утра ничего не ели, отказались даже от сладостей. Ну а мы с супругой ­отобедали у моих родителей, которые угощали нас гороховым супом. Съесть на обед 24 декабря гороховый суп – значит иметь в наступающем году много денег. Во многих семьях есть и такая традиция. Когда стало темнеть, наши дети переместились на кухню к окну, выключили свет и стали с нетерпением ждать появления первой звезды. Нужно сказать, что дом наш находится на склоне невысокого холма, вокруг – большой сад. Прямо перед окнами кухни растут несколько ореховых деревьев, сразу же за ними начинается густая поросль из хвойных деревьев и кустарников. Сад поднимается на вершину холма, за ним – узкая дорога и сразу же лес. Дети все не отходили от окна, мы накрыли на стол, по телевизору показывали любимые с детства сказки, время шло. Мы стали звать детей, говорили, что уже давно пора садиться за стол, тем более что они целый день не ели. Но дети не хотели идти, сидели в темной кухне, смотрели в окно и ждали появления золотого поросенка. И вдруг как-то тихо нас позвали. Подойдя к окну, мы увидели… почетное кабанье семейство, которое лакомилось упавшими с деревьев орехами. Насчитали пять взрослых кабанов и шесть маленьких поросят. Какое-то время вся наша семья стоя­ла и наблюдала за ними. Потом мы сказали детям, что им не мешало бы подкрепиться, и пошли к столу. Наши «золотые поросята» еще какое-то время хрустели орехами, ­потом все затихло, наступило Рождество».

Восхождение на Килиманджаро

DSC_0483.jpg Юлия Николаева, заместитель генерального директора по управлению персоналом Атомэнергомаша:

«Одним из самых ярких новогодних впечатлений стало для меня восхождение на высочайшую гору Африки Килиманджаро (высота – 5895 метров. – Прим. ред.). Подъем длится пять дней, за которые пересекаешь все климатические зоны – от тропического леса до снежных заносов среди выступающих скал. Температура меняется от +30 °С у подножия до –15 °С на вершине. Но самое тяжелое – даже не такие перепады и не ежедневные переходы, а постоянная нехватка кислорода. Выдержали не все – пару человек из нашей группы в результате кислородного голодания спускали вниз на носилках. В новогоднюю ночь мы совершили последний бросок и утро нового года встретили на вершине. Все мучения были вознаграждены: разреженный морозный воздух, абсолютно ясное небо сделали этот рассвет фантастически красивым и незабываемым!»

IMG_4718-11-12-18-03-41.jpg

Новый год на трассе в пробке

IMG_9485.jpg
Александр Севостьянов, генеральный директор «Атоммаш-сервис»:

«Однажды мне пришлось встречать Новый год на трассе М5 в районе города Аша в Челябинской области. Мы спешили в гости к бабушке в Екатеринбург: билетов на самолет не было, решили поехать на автомобиле. Авантюра, конечно: от Волгодонска до Екатеринбурга – 2200 км. Погода по пути спутала все планы, и мы попали в пробку. Был сильнейший снегопад, дорожники не справлялись с ситуацией. Простояли так почти 10 часов! Но не расстроились: лепили снеговика, пускали фейерверки – в горах это особенно красиво (Аша расположена у подножия хребта Каратау. – Прим. ред.) и пили детское шампанское с сотрудниками ДПС. 

Было нереально красиво и весело. А новогоднего гуся отведали только на следующий день. Он на это не сильно обиделся».

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"