Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

И регулировщик, и режиссер

Каждое лето москвичи с любопытством следят за афишей ММКФ – Московского международного кинофестиваля. В этом году он прошел уже в 39-й раз. На кинопоказе корреспондент «Вестника АЭМ» столкнулась с Петром Дышлевым. Что делал там сотрудник СНИИП? Об этом – в нашем репортаже.

Автор: Мария Угдыжекова; фото: Евгений Лихацкий

И регулировщик, и режиссер
Петр Дышлевой работает на регулировочном участке СНИИПа уже 43 года, достиг самой высокой квалификации (8 разряд), получил звание «Ветерана атомной энергетики и промышленности». Но есть у него еще одна профессия – режиссер документальных фильмов. Несмотря на полный рабочий день, опытный регулировщик находит время для творческих проектов, съемок и кинофестивалей. Похоже, именно кино остается для Петра Ивановича источником сил и вдохновения.

Сколько весит фильм?

На недавнем Московском международном фестивале Дышлевой отвечал за всю базу кинокартин. «Фестиваль делает команда, – поясняет Петр Иванович. Его часто приглашают работать на кинофестивали, под них он старается заранее подгадать отпуск. – Есть команда, которую зрители видят: председатель фестиваля, жюри. Но есть и подводная часть айсберга: синхронные переводчики, субтитровщики, фестивальные службы, технические службы. И вот на мне еще одна служба, которая называется фильмобаза. На самом деле, это помещение строгого режима, почти как хранилище изотопов в Росатоме».

Фестивальные фильмы привозятся на специальных машинах: они поступают со всего мира через посольства или самих участников. Нужно определить, как фильм называется, перевести на русский язык этикетки и прочее, выдавать на точки показа, проверить техническое состояние – за все это отвечает Дышлевой. Раньше приходилось таскать рулоны пленки – огромные тяжелые блины, один двухчасовой фильм весил примерно 40 кг. Теперь все на цифровых носителях –специально закодированных жестких дисках.

DSC_0135.jpg

Братство без границ

Еще одно мероприятие, которое режиссер посещает ежегодно – фестиваль кино стран СНГ и Балтии «Киношок»: «Когда Советский союз развалился и границы разделили абсолютно сферы деятельности, работники кино договорились каждую осень прилетать со всех независимых государств, привозить лучшее кино этих стран – и показывать, и радоваться, и обсуждать, независимо от политической ситуации. Тем более, что абсолютно все кинематографисты бывших Советских республик окончили ВГИК, они все знакомы – и для них встречи на фестивале –отдушина, восторг». Иногда режиссер отвечает за «Дневник фестиваля» – ежедневные выпуски новостей, отчеты, интервью со звездами: «Я на Киношоке с 1998 года работаю. И Михай Волонтир давал мне интервью, и Клара Лучко, и Лидия Смирнова. Я много снимал – наверное, штук пять интервью взял для разных телекомпаний у Владимира Михайловича Зельдина».

DSC_0057.jpg

24 кадра правды в секунду

Когда 18-летний Петр присоединился к коллективу СНИИП, у него уже был режиссерский опыт. В школе, как многие ровесники, увлекался фотографией – потом стал мечтать о кинокамере, а получив ее от родителей в подарок, не расставался с ней ни на секунду: искал интересные планы, экспериментировал с композицией, фиксировал происходящее. Чтобы освоить монтаж, зубрил пособия о комбинированных съемках: какие бывают приемы, слои, склейки... Разобрался, какие технологии монтажеры используют для трюков – и потерял интерес к сказочным фильмам и боевикам. Зато понял, что куда больше его привлекает документальное кино. «Игровое кино – это просто 24 кадра в секунду, тогда как документальное кино – это 24 кадра правды в секунду», – перефразирует Годара уже взрослый Петр Иванович.

После девятого класса на летние каникулы Дышлевой устроился ассистентом оператора в Организацию объединения географических фильмов на киностудии Центрнаучфильм. Снимали фильм об архитектуре русского севера: о Вологде и окрестных городах – для Пети эта съемка стала первым настоящим опытом в кино. После такой работы у будущего режиссера пропали последние сомнения: пора делать документальное кино!

Камера или внедорожник?

Для работы нужна была профессиональная техника. Петр тогда только устроился в СНИИП, сбережений не было. Пришлось взять взаймы и несколько месяцев на всем экономить, питаясь суп-пакетами. Удалось наскрести на хорошую кинокамеру, режиссер использовал ее много лет.

С аппаратурой и сейчас непросто. Документалист признается, что несколько лет не мог сделать выбор: купить новую камеру или купить внедорожник… Победила опять камера.

Зато оказалось, что пятидневный график в СНИИП вполне можно совмещать с кинопроектами. «Как все успеваю? Мало сплю, – смеется Петр Иванович. – Официальное начало рабочего дня в 7:30, но я прихожу на час раньше. Поэтому около 15 часов заканчиваю работу – в это время как раз начинается вся киношная жизнь. Они только продрали глаза, а я уже готов к съемкам».

На «Запорожце» против танков

В отличие от многих коллег, Дышлевой позволял себе отказываться от подработок: брал только интересные темы фильмов, не перешел на телевидение.

Отдельный период в жизни нашего героя – лихие 1990-е. Тогда распалась крупная сеть государственных кинотеатров, обслуживающую их организацию упразднили. Конечно, многие кинотеатры перешли в частные бандитские схемы и продолжали работать, а ремонтировать звуковую и кинопроекционную технику было некому. И в нерабочие часы (то есть, по ночам) Пётр Иванович стал заниматься обслуживанием техники. Специально нигде не учился: «После аппаратуры, которую мы делаем для Росатома – вот этой сложной, сложнейшей аппаратуры – вся, техника в киноаппаратных или на телевидении расщёлкивается просто на раз-два». Клиентов было достаточно: вылез из аппаратной, прыгнул в Запорожец – и скорее к другому. Как-то раз по пути в кинотеатр на Красной Пресне Запорожцу пришлось уворачиваться от танков. «Что за танки? Вроде парада нет!» – про путч узнал только потом, был слишком занят.

DSC_0128.JPG

Как пригождается в кино опыт регулировщика

По мнению режиссера, такая подработка дает гораздо больше свободы, чем он получил бы на ТВ. Сумасшедший темп, плотный график сюжетов, неинтересные темы – так и перегореть можно! Снимать надо не для денег, а для души. Работу в СНИИП он ценит именно за стабильность. А еще там интересно: «Я благодаря Росатому объездил всю страну, был на таких объектах, куда телевизионщиков зачастую не пускают. Я снимал самую большую подводную лодку «Акула» – мне это позволили, потому что я введен в условия секретности, я практически свой, у меня есть допуск. Я снимал пуск второго блока атомного реактора Калининской АЭС для режиссёра Александра Берлина. И вот интересно: я в СНИИП делал аппаратуру для этого блока, а потом от киностудии ехал на выездные съемки туда же. Я сделал аппаратуру и поэтому я знаю, как ее снимать, как вкусно подать это на экране – ведь зритель видит кино глазами оператора. Зачастую режиссеры теряются, если они не заточены под работу с Росатомом, не специализируются на фильмах о технике. Некоторые в таких случаях просто мне на откуп отдают работу, и за ними только монтаж. Кажется, для фильма «На страже атома» мы снимали один из эпизодов в реакторе Ф1 – это тот самый физический реактор, с которого начался Курчатовский институт».

Камеру на плечо – и вперед!

Нагрузка у Дышлевого двойная, а то и тройная: днем работа в СНИИП, по вечерам съемки, вместо отпуска – фестивали. Но он не унывает: «После сумасшедшей работы на фестивале хочется уехать куда-нибудь в глушь, где нет мобильной связи. Чтобы была палатка, машина, чтобы никого не видеть и палка, чтобы отгонять волков – вот под этой волчий вой за два дня можно так отдохнуть, что вот опять ты бодр и весел. В СНИИП, после работы камеру на плечо – и вперед, вперед, вперед!»

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"