Онлайн-версия издания

Яндекс.Метрика

Дай роботу шанс

Бои роботов – модный вид спорта, точнее – киберспорта, набирающий обороты в России. О том, что самое увлекательное в робототехнике и почему дети управляют роботами лучше взрослых, «Вестнику АЭМ» рассказал ведущий инженер лаборатории аддитивных технологий и оборудования ЦНИИТМАШ Андрей Такташов.

Автор: Дарья Крылова, фото: Дарья Крылова

Дай роботу шанс

Андрей Такташов (справа) с коллегой по команде и роботами Рейком и Вебером

– Андрей, недавно один из ваших роботов, Вебер, стал победителем боев в Сочи, а также взял третье место в серии боев ­«Бронебот». Расскажете про него и про других? 

– Да, конечно. Сейчас у нас три робота. Веберу полтора года, его вес ­варьируется от 60 до 110 кг, в зависимости от регламента соревнований и брони. В российском сообществе он считается одним из фаворитов, так как первым показал потенциальную мощь пневматического оружия.

Есть еще Рейк, наш робот-ударник весом 110 кг. Это был первый боец, но мы считаем, что его еще можно и нужно развивать.

И недавно для соревнований в Китае собрали новичка-тяжеловеса, назвали его Стингрей («скат» по-­английски). Сначала даже хотели, чтобы был хвост, новое для нас вращающееся оружие (вертикальный спиннер), но позже решили, что ему лучше быть компактнее. Соревнований пока он не выиграл, но боевое крещение прошел. 

– Вы капитан команды «Большой Брат». Хочется больше узнать о команде. 

– Точно сказать, сколько человек в команде, трудно. Есть ядро, которое называется «Большой Брат». Но, например, в Англию мы не можем приехать как Big Вrother – там уже есть такая команда. И зрителям бывает скучно смотреть бой, когда у одной команды много роботов. Тогда мы подаемся двумя коллективами, каждый – со своим роботом. По­этому вокруг ядра возникло сообщество WEBER ROBOTICS, куда входят все, кто помогает нашим роботам существовать и становиться лучше. 

Новой идеей стало формирование детской команды. С названием пока не решили: или «Младший Брат», или «Вебер-Юниор». Первая серьезная обкатка детей прошла осенью в Сочи. Мой двенадцатилетний сын управлял Рейком, а одиннадцатилетний сын коллеги – Вебером. Благодаря тому, что мальчишки росли с игровыми приставками, они отлично рулят, демонстрируя другие результаты, другую логику. В отличие от нас, они оптимизируют свои движения, быстро набирают автоматизм управления и вникают в тактику любого боя. Мы все-таки лучше играем с болгарками и сварочными аппаратами.

– И все же почему именно робототехника? 

– Для меня самое крутое – ощущение, что мозг постоянно работает на пределе, старается усовершенствовать то, что есть. Мысль, что у робота есть козырь, который придумал ты, и нужно только правильно его применить, пробуждает спортивный азарт. Жаркие споры, в которых полет мысли бьется о стену реализма, – норма для команды, но в конечном итоге инженерное соревнование перетекает в тактику и мастерство пилота в схватке с соперником. Кататься на тренировочной площадке с друзьями – это одно, а бой на освещенной сцене, когда ограничено время и соперник готов на все, – совершенно другое, это давит, заставляет моментально принимать решения и будоражит так, что остановиться невозможно. Так что робототехника затягивает, заставляет до последнего бороться за победу!

Технологии

я знаю на эту тему больше

© 2014 ОАО «Атомэнергомаш». Атомное и энергетическое машиностроение.
115184, г. Москва, Озерковская наб. д. 28, стр.3
Свои вопросы и предложения присылайте по адресу info@vestnik-aem.ru    "МедиаЛайн"